Maof

Thursday
Oct 22nd
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг: 5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 
 Любой,  кто   хоть раз  бывал  у   меня  дома,  не  мог  не  обратить  внимания  -  на  книжной   полке   в  рядок  выстроились   увесистые  тома  серии  «Красная  книга  российской  прозы».  Впрочем,  самое  удивительное не  это,  а  имена  на  корешках  -  Валентин  Распутин,  Василий  Белов,  Виктор  Астафьев.  И  частенько  следовал  один  и  тот  же  вопрос: «Как же  ты  читаешь  этих  антисемитов?»  Приходится  отшучиваться:  «Во-первых,  «жидовской мордой»  они  меня  не  обзывали,  а во-вторых,  поучились  бы   мы  у  них   Святую землю   любить  так, как  эти  почвенники  Россию-матушку  любят».

И  верно.  Особенно  сейчас,  когда  стукнуло  пять  лет  с  тех  пор,  как мы  так  глупо  упустили  из  рук  Гуш-Катиф  с  Северной  Самарии,  сделав,  не  приведи  Г-сподь,  семимильный  шаг  к  пропасти.  А  в  последние  дни,  когда  вовсю  носятся  слухи  о  новом  отступлении,  вынашиваемом  Биби  и  Бараком  и  над  Иудей  и  Самарией  завис  дамоклов  меч,  подобный  шароновскому?  Я  не  знаком,  увы,  с  ивритской  литературой,  но  почему  среди  русскоязычных  писателей   не  слышно  о книжных  новинках,  посвященных  этой  поистине  национальной  трагедии?  Алекс  Тарн  и мой  хороший  знакомый  Саша  Казарновский  -  не маловато  ли?

Давно   отмечено  -  настоящий  писатель  (если  он,  конечно,  не  строчит  низкопробное  чтиво)   неотделим  от  своей   земли,  от  своего  народа  и  чужой  беды   для  него  просто  не  существует.  Не  оттого  ли такой болью  пропитаны  рассказы  Федора  Абрамова и  Василия   Белова  об  опустевших  российских  деревнях?  А  «Прощание  с  Матерой» В.  Распутина?  Абсолютнейший  итнаткут!  Ну,  посудите  сами  -  деревня,  простоявшая  не  один  век,  населенная  работящими   мужиками  да бабами,  вдруг  объявлена  ненужной,  подлежащей  затоплению!  А  почему?  Да  по  одной  простой  причине  -  в  низовьях  Ангары строится  новая  ГЭС,  вот  и  разольется  вода.  Ну,  хорошо,  люди   готовы  будут переселиться.  Да  только  в  новом  ли  месте  дело?

Как  вы  думаете,  одним   ли  трудолюбием   держалась  Матера?  Боюсь, что  нет.  Есть  и  кое-что другое,  питающее  человека  со  дня его рождения  и   напоминающее  ему  кто  он  и  где   находится. Точь-в-точь,  как корни   дают  силу  буйно  цветущему  дереву,  без которого  оно может очень  просто  засохнуть.  К  сожалению,  человек  -  не  дерево,  не  каждый  может  ощутить  свою  личную  связь  с  землей,  вскормившей  его  и  вспоившей.  И  этот   фактор   одинаков   везде,  как  в  России,  так  и в Израиле,  на  Святой  Земле,  пожалуй,  во  стократ  больше. Уж,  если Эрец  Исраэль  дана  не  кем  иным,  как  Всевышним,  то  и  требования в  этом   отношении   к  еврейскому  народу   повышены.  А  как   же  иначе! 

Разумеется,  Гуш-Катиф  и  Матера  -  это,  как  говорят  в   Одессе,  две большие  разницы.  Боль  подрубаемых   шароновским  бульдозером  корней   отдалась  в  сердце  всех  еврейских  жителей  Сектора  Газа,  а   не только  старух,  воспетых  Валентином  Григорьевичем  не  в  одной   по вести  или  рассказе.  Что-то  я  не   слышал,  чтобы   кто-нибудь  из  по- селенцев,  подобно  одному  из  героев   Распутина,  снес  собственноручно  бы  родной  дом  (это  еще  полбеды),  да  еще  за   хорошую  плату  согласился  бы  сравнять   с  землей  целые   поселения.  Однако  принцип один  и  тот  же  -  и  здесь  и  там  людей  отдирают  с  мясом  от  родимых корней,  тревожа  даже  покой   мертвых.  Ну,  как  тут не  возникнуть  ассоциациям?

Вот  почему  художникам   слова  необходимо   прислушаться   к  тревожным  ветрам  и,  не  опасаясь,  высказаться,  как это делали  их  российские  коллеги.  И  то,  что  в  данном  случае  выйдет  из-под   пера   должно  напомнить  о  трагедии,  случившейся   пять  лет  назад   и   предупредить  о возможности  подобных  катастроф  в  будущем.  Однако  не  посыпать  голову  пеплом,  а  поднять  весь  народ   за  Святую  Землю,  за  наше  будущее.  Иначе  получается  абсурд  -  русские,  выходит,  могут,  а  мы  что, рыжие?