Maof

Thursday
Jun 29th
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 
Свежее послание Амоса Оза в поддержку организации Бецелем начиналось с хронологического замечания, что нынешний год - 49-й год "оккупации". И в самом деле 49 лет - это слишком долгий период для военного правления, как могут засвидетельствовать 400 тысяч поселенцев в Иудее и Самарии. Они главные страдающие от состояния оккупации. В районе C (где осуществляется полный военный и административный израильский контроль) проживают всего около 100 тысяч арабов. Большинство арабского населения Иудеи и Самарии уже 20 лет проживает под властью автономии. Юридический статус еврейских поселенцев не меняется почти 5 десятилетий. Он остается прежним с тех пор, как первый поселенец вбил колья палатки в конце лета 1967г.

Верно, евреи Иудеи и Самарии участвуют в выборах в Кнессет и являются владельцами израильских паспортов, но, в отличие от большинства израильских граждан, они подчиняются военным властям. Командующий Центральным военным округом заменяет законодательную власть. Без его подписи новые (и старые) законы не имеют силы там. В сущности, он является и исполнительной властью. Если бы ком.округом не подписал указ о предоставлении Ариэльскому колледжу статуса университета, он оставался бы колледжем, несмотря на указания минпроса. К западу от "зеленой черты" министр образования подписывает разрешения на создание новых университетов, к востоку - ком.округом.

Другой высокопоставленный офицер - глава "гражданского управления" (при военной администрации) ведает системой разрешений на планирование и строительство. Любая сделка по продаже земли нуждается в его утверждении. Если какой-то бизнесмен хочет построить новый квартал в поселении Алфей-Менаше, он должен будет преодолеть немало барьеров людей в мундирах. Министр обороны - последняя инстанция в вопросе пристройки балкона или навеса в частном доме в Маале-Адумим или склада возле дома в Алон-Швуте - и об этом уже написаны тонны слов. Поселенцы не сравнивают израильскую оккупацию с британской или османской, но им обрыдло продолжение их гражданской жизни под властью военного губернатора. Их огорчение лишь усиливается в свете продолжения немыслимой ситуации, когда БАГАЦ - а не обычный суд - обсуждает их строительные дела. С одной стороны, на них налагаются все обязанности: налоги, армейская служба... - с другой, они лишены многих прав.

Мы говорим об изменении ситуации, а не только о правах поселенцев. Распространение израильских законов на поселения прояснит арабам, что в интифадах нет смысла, потому что мы пришли сюда, чтобы остаться. Мы остаемся в Галилее, "треугольнике", Негеве, а также в Иудее и Самарии. Как мы не убежим из вади Ара или Яффо из-за теракта в Тель-Авиве, так же не убежим из Алон-Швут и Элон-Море из-за теракта на перекрестке Гуш-Эциона или возле Тапуаха. Наше долгое колебание закончилось. На протяжение десятилетий это колебание подкармливало огонь арабского бунта в Иудее и Самарии, сейчас пришло время решений и решительных действий.

Разумеется, левые будут утверждать, что это сумашедший шаг при нынешней политической действительности и моды на бойкот, но те же левые постоянно поддразнивают правые правительства, колеблющиеся аннексировать Иудею и Самарию. После 49 лет надо поднять перчатку, т.е. распространить израильское законодательство на поселения, а затем на весь район C. В Брюсселе и Белом доме взорвутся от гнева, но, немного успокоившись, поймут, что давление и бойкот лишь ожесточают нас. Они также поймут, что мы всего лишь действовали по контуру Керри - ведь гос.секретарь все время предупреждает, что статус-кво не может продолжаться.

("Макор ришон" 8.01.2016)


Перевел Моше Борухович
МАОФ