Maof

Sunday
Aug 20th
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 
Без шума и звона правительство шаг за шагом реализует отчет комиссии Леви, укрепляющий законный статус поселенчества в Иудее и Самарии и защищающий поселения от исков левых организаций. В отличие от прошлого, ответы государства БАГАЦу ставят целью оставление домов на месте и предлагают юридические решения, считающиеся со сложившейся на месте реальностью

Медленно и тихо правительство Нетаниягу воплощает выводы комиссии под председательством судьи Верховного суда Эдмонда Леви о законности еврейского строительства в Иудее и Самарии - если не всего строительства, то значительной его части. Так утверждают в ультралевой организации "Еш дин", опубликовавшей недавно отчет под заголовком "От оккупации к аннексии". Составители отчета детализируют в каких областях можно видеть изменение политики правительства в отношении поселенчества.

Те, кто ответственны за постепенную реализацию части выводов комиссии Леви и поставляют решения части возникающих вопросов, - это члены комиссии по упорядочиванию статуса форпостов, созданной в соответствии с коалиционными соглашениями между Ликудом и Байт йегуди, они действуют при полной поддержке министров обороны и юстиции. Вначале во главе комиссии стоял Авихай Мендельблит, но после его назначения 2 месяца назад юр.советником правительства его место заняла адв. Хая Зандберг, возглавляющая гражданский отдел в прокуратуре.

Напоминание: комиссия Леви была назначена в начале 2012г., чтобы проверить юридический статус строительства в Иудее и Самарии. Фоном для создания комиссии были ряд исков в БАГАЦ, в которых от государства требовалось разрушить поселенческие форпосты, процесс упорядочивания которых не завершен. Большинство исков опирались на утверждения адв.Талии Сасон в ее отчете о форпостах, составленном ею по просьбе тогдашнего премьера Ариэля Шарона. Нетаниягу - вследствие оказанного на него политического давления справа - хотел обзавестись юридическим контраргументом, который сможет конкурировать с отчетом Сасон и нанесенным этим отчетом вредом поселенчеству. Во главе комиссии стоял недавно умерший судья Верховного суда Эдмонд Леви, а членами комиссии были судья в отставке Тхия Шапира и высокопоставленный юрист д-р Алан Бейкер.

После нескольких месяцев работы комиссия подала свои рекомендации главе правительства Биньямину Нетаниягу. Центральная юридическая позиция в выводе комиссии заключалась в том, что Иудея и Самария не являются оккупированными территориями, и в любом случае, согласно международному праву, Израиль имеет право заселять эти земли. Еще утверждалось в отчете, что у государства Израиль есть права на эти земли не только в силу исторической связи еврейского народа с Землей Израиля и потому что она была предназначена для возрождения тут еврейского национального очага, согласно решениям Лиги Наций, но и в силу факта, что перед занятием Иудеи и Самарии государством Израиль эти земли не находились в какой-либо легитимной суверенной власти.

"В основе юридических решений комиссии Леви", - объясняет специалист по международному и земельному праву Арэль Арнон, - "находится предпосылка, что государство Израиль обязано предоставить юридическую защиту поселениям, в создании которых оно в той или иной степени принимало участие, и оно не может отречься от этого обязательства, когда возникают какие-либо юридические сложности.
Важно понимать, что речь идет не о революции, а об юридических инструментах, существовавших и раньше. Просто надо, чтобы находящиеся на государственной службе юристы были готовы принять эти инструменты. Право - это не математика. В математике есть одно решение, в юриспруденции есть несколько возможных логичных результатов. То, что мы видим в последние месяцы, включая работу комиссии по упорядочиванию форпостов, - это начало изменения, отражающегося, в основном, в ответах государства на иски в БАГАЦ. Но это находит ыражение и в других вещах. Надо помнить, что и юридические решения имеют ограничения и зависят от инструментов, которые предоставляет закон. И на юридическом поле есть границы, которые нельзя переходить".

Разрушают и строят заново

В Иудее и Самарии находятся сотни, а может, и тысячи строений, процесс планирования и утверждения которых не завершен или их юридическая законность не стопроцентна. Часть домов построены без утвержденного плана застройки, другие построены на землях, которые государство еще не объявило своей собственностью или на их частное владение есть претензии каких-то арабов, или нет полной ясности кому этот участок принадлежит.

"Один из случаев, в которых можно явно видеть изменение политики правительства, - это ответ государства по вопросу квартала Нетив авот в поселении Элазар", - говорит адв. Арнон. - "Если бы государство дало иной ответ, то дома пошли бы под бульдозер". Речь идет о нескольких домах, находящихся на участке с сомнительным владением, иск по поводу которых рассматривается в БАГАЦе в эти дни. Примерно месяц назад государство заявило суду, что взвешивает упорядочивания участка путем "ришум ришони" (первичная запись в Земельном управлении. В данном случае это означает, что государство заявляет о намерении объявить ни на кого не зарегистрированный участок государственной землей и приглашает любого, у кого есть претензии на частное владение учстком, прийти и заявить). Таким образом упорядочить дома как стоящие на государственной земле и предотвратить необходимость их разрушения.

"Это пример того, как государство принимает рекомендацию комиссии по упорядочиванию и говорит, что запишет участок на свое имя (государства), - объясняет Арнон. - "А если придет кто-то и докажет свои права на участок, то он получит компенсацию и альтернативный участок. Сейчас есть араб, утверждающий, что когда-то обрабатывал эту землю, но он не смог доказать свое владение этим участком. Если бы это было 2 года назад, то государство сказало бы (только на основании заявления араба): "Эта земля - частное арабское владение, и все, что находится на участке, должно быть разрушено, точка". Сейчас это иначе - претендующий на частное владение участком должен доказать это".

И в самом деле в случае Амоны поведение государства было иным. Изменение политики началось слишком поздно для этого поселения, которое полтора года назад БАГАЦ обрек на разрушение до декабря 2016г. В ответе на иск против поселенцев Амоны государство заявило тогда, что поскольку часть земли, на которой построено поселение, находится в частном владении (не проверив утверждения), надо разрушить поселение. Позже государство пыталось отступить от этой позиции и утверждать, что не все предъявлявшие претензии арабы доказали право на землю, но было уже поздно и суд не позволил государству изменить позицию в ходе процесса и потребовал, чтобы государство придерживалось своего первого заявления и обязательства разрушить поселение.

"Верно, что есть определенное изменение в ответах государства БАГАЦу, но, к сожалению, это изменение произошло слишком поздно и, в определенном смысле, слишком недостаточно", - говорит Авихай Буарон, житель Амоны, один из лидеров борьбы против разрушения. - "Государство Израиль почти было обязано разрушить поселение вследствие иска левой организации. Я говорю "почти", потому что если государственное руководство - в основном, лидеры Ликуда и Байт йегуди - придет в себя и примут другие уже готовые решения, то поселение не будет разрушено".

Несмотря на решение суда, есть поселенцы и политики, действующие вместе с юристами для формулировки решения, позволяющего оставить поселение на месте или построить его заново, если будет разрушено. "Мы действуем для предотвращения депортации десятков семей с 200 детей. Они прибыли в Амону 20 лет назад, потому что государство побещало им строительство там нового района. Если правительство и его глава не придут в себя, то тут произойдет взрыв".

Поселенческие деятели, посвященные в детали, говорят, что несмотря на желание и новые веяния в министерстве обороны, случай Амоны чересчур сложный, поскольку речь идет о частных участках земли или о конфискованных (за деньги) землях. (прим.ред.сайта МАОФ - из соображений безопасности государство может конфисковать участок у частных владельцев, выплатив им компенсацию, но строительство жилья на таком участке будет протоворечить постановлениям БАГАЦа последних 20-30 лет) Сегодня государство из-за юридических проблем затрудняется строить на участках с таким статусом. Кроме того, решение БАГАЦа уменьшают шанс на отмену запланированного разрушения.

В 1979г. БАГАЦ принял постановление, что государство не будет создавать новые поселения на участках, из соображений безопасности для военных нужд конфискованных у частных владельцев с выплатой компенсации. Вследствие постановления возник вопрос можно ли расширять поселения, построенные на таких участках до решения БАГАЦа. (прим.перев. - т.е. на выкупленной (насильно) государством земле возникал армейский форпост, который затем становился форпостом НАХАЛ, а затем обычным поселением)

Отчет комиссии Леви остро критикует Гражданское управление (исполнительный орган министерства обороны в Иудее и Самарии), не утверждающее такие планы расширения. Составители отчета полагают, что создание поселений на таких участках способствует обороне района, т.е. в духе нужд безопасности, а то, что эти участки не были переданы обратно их бывшим владельцам после вывода армейской базы и создания поселения свидетельствует, что остается необходимость в этом участке для безопасности района. Еще утверждается в отчете Леви, что растущие поселения нуждаются в расширении и государство должно способствовать этому, так как расширение поселений было определено одной из целей, как сказано в решении правительства от того же 1979г.

И тут произошло изменение в политике правительства. После разрушения полгода назад квартала в Бейт-Эле Гражданское управление утвердило строительство двух разрушенных домов, хоть речь идет о конфискованных для нужд безопасности землях. Смысл этого - Гражданское управление реализует рекомендации комиссии Леви, в отчете которой говорится, что "нет препятствий дополнительному строительству в рамках поселения, созданного на конфискованных из соображений безопасности землях". Не исключено, что и другие поселения используют это для расширения строительства на неиспользованных до этого землях.

Тушь

Еще одна проблема, которая получит решение в рамках комиссии по упорядичиванию, - это участки, считавшиеся бесхозными и объявленные государственной землей, но затем Гражданское управление провело еще одну проверку и изменило их статус на частное арабское владение. В 1999г. в Гражданском управлении была создана группа "голубая линия" для проверки всех участков, объявленных в 70-80-е годы государственной землей. У части был изменен статус на частное владение. Политика Гражданского управления заключалась в том, что разрешалось строительство поселений только на гос.землях.

В последние годы Гражданское управление решило проверить заново гос.земли в Иудее и Самарии и на основании заявлений арабов или принесенных ими документов изменило статус еще ряда участков на частное владение. Кроме того Гражданское управление заявляет, что в 70-е годы участки отмечались на карте тушью, широкая линия которой была неточна и неправильно пометила небольшие наделы, и на спорных участках могли возникнуть кварталы поселений.

Это привело к тому, что некоторые дома имеют проблемный статус. Их жители в состоянии неопределенности. Так, например, в поселении Нили в районе Биньямин (поселение с утвержденным планом застройки) в результате такой проверки оказалось, что несколько домов построены на спорной земле, хоть раньше эта земля считалась законной.

Комиссия по упорядочиванию рекомендует отказаться от бесконечно повторяющихся проверок, это позиция получила поддержку юр.советника правительства. В отношении домов, построенных на участках, которые в прошлом считались законными, а потом их статус изменился, комиссия говорит, что правительство должно задействовать 5-й параграф закона о государственном имуществе, предоставляющем защиту тому, кто купил или построил дом, искренне считая, что статус участка законен, а зарем оказалось, что дом стоит на частной земле. В параграфе говорится, что "всякая сделка, заключенная с чистыми намерениями между представителем государства и частным лицом и представитель государства в момент заключения сделки полагал, что речь идет о государственной земле, - такая сделка не будет отменена и останется действительной, даже если позже окажется, что земля не была государственной".

"Уже когда мы начали работать над отчетом комиссии, мы не работали над декларативнымдокументом, который будет официально и торжественно принят правительством", - говорит Алан Бейкер, один из составителей отчета. - "Нашим намерением было предоставить правительству инструмент и порекомендовать различным министерствам определенные шаги, чтобы власть закона осуществлялась в области строительства в Иудее и Самарии. За исключением первой главы, обсуждающей принципиальные вопросы, вроде законности поселений и статуса государства Израиль в Иудее и Самарии, остальные главы - это рекомендации в области планирования и строительства.
Министр обороны Яалон выступил перед нами еще когда он был министром по стратегическим вопросам", - продолжает Бейкер, - "и часть того, что он сказал, было включено в рекомендации. Из того, что я слышу, я понимаю, что постепенно воплощают рекомендации. Воплощают ли все? Не знаю. Когда отчет был составлен, некоторые юристы говорили, что это катастрофа. Хиллари Клинтон осудила его еще до того, как он был переведен на английский. Левые полагают, что отчет комиссии призван обелить незаконное строительство, а правые думают, что отчет призывает аннексировать территории. И то, и другое неверно. В отчете нет политических элементов. Сидели 3 юриста, без специфических политических пристрастий, и серьезно работали, чтобы составить профессиональный отчет. Огорчают, что создается впечатление, что это политизированный отчет".

("Макор ришон" 15.04.2016)

Перевел Яков Халфин

Отчет комиссии Леви - все еще на бумаге

Шломо Питерковский

В отличие от картины, которую пытаются нарисовать интересанты, отчет комиссии Леви далек от воплощения, и дома в Амоне и Офре - доказательство тому

В последнее время ряд интересантов объединились, чтобы создать впечатление, что отчет комиссии под председательством судьи Леви реализуется нынешним правительством.

С одной стороны стоят ультралевые, пытающиеся окрасить изменения в ответах государства БАГАЦу в краски отчета Леви. Разумеется, цель ультралевых - делегитимация этих изменений как в Израиле, так и на международной арене. С другой стороны стоят часть правых и поселенцев, говорящих, что отчет воплощается, интерес которых менее ясен.

Действительность - иная. Происходит изменение атмосферы на юридическом поле, но отчет комиссии Леви далек от воплощения.

Кроме декларативной части отчета, согласно которой Израиль - не "оккупант" в Иудее и Самарии, есть 4 главные практические рекомендации: упорядочивание статуса поселенческих форпостов, созданных по инициативе правительства на земле, на которую сейчас претендуют арабские частные лица; прекратить дискриминирующее применение "указа о мешающем пользовании", который применяется только в отношении израильтян в Иудее и Самарии; создание в Иудее и Самарии суда по земельным вопросам, который будет заниматься определением, кто является собственником участка; снятие удушающей удавки с поселений, созданных на конфискованных землях, - позволить им расширяться.

В сущности, из всех этих рекомендаций делается что-то только в отношении 4-ой рекомендации, да и то только под давлением определенного события - разрушения квартала в Бейт-Эле. Остальные рекомендации не реализуются до сегодняшнего дня. Созданная министершей Шакед комиссия по упорядочиванию делает свое дело тихо - и хорошо, что так. Но ситуация на местности пока не изменилась.

В эти дни меч разрушения занесен над Амоной и 9 домами в Офре. Только резкие шаги могут спасти их. Изменение атмосферы и формулировок уже не помогут им. В этом случае только существенное законодательное или иное изменение могут дать шанс, что дома не будут разрушены. Любая попытка играть имеющимися инструментами в нынешние юридические игры не приведет к изменению.

Перевел Яков Халфин

(прим.ред.сайта МАОФ - мы все являемся свидетелями странной игры: адвокат от ультралевой организации на деньги ЕС подает иск в БАГАЦ от имени какого-то араба, что, якобы, ряд домов некоего поселения стоит на его частной земле. Вместо того, чтобы отправить "истца" в суд нижней инстанции, который выяснит кому принадлежит земля и вообще есть ли у этого араба какие-то настоящие документы и свидетельства (обычный порядок рассмотрения, когда иск касается строений внутри "зеленой черты"), - вместо всего этого БАГАЦ принимает иск к рассмотрению. Вместо того, чтобы хотя бы спросить араба: почему он молчал 20 лет? - Верховный суд обращается к государству с требованием дать ответ в течение определенного времени. В мин.юсте есть отдел, который занимается составлением ответов.
В течение долгого времени чиновники этого отдела автоматически отвечали БАГАЦу: государство обязуется разрушить этот квартал до такого-то числа. БАГАЦ записывал: государство обязалось разрушить до такого-то числа. Когда приходили поселенцы и говорили, что тот араб не представил никаких доказательств или что земли выкуплены, им отвечали: государство уже обязалось разрушить. Со сменой правительства эта практика не изменилась. Не изменились и выступления правых политиков (теперь уже сидящих в правительстве, а не в оппозиции): это все козни БАГАЦа. Но, простите, г-жа министр юстиции Шакед (и глава ее партии Беннет), это не БАГАЦ, это подчиненные Вам чиновники так ответили, не разбираясь в деле. Ах, Вы не знали, что делают Ваши чиновники? А сидеть в министерском кресле и получать зарплату Вы научились? Так научитесь контролировать, что делают Ваши чиновники, и давать им указания? (Вопрос БАГАЦа к минюсту касается не законов - законы судьи и сами читать умеют. Они спрашивают: какова политика правительства в данном вопросе? И отвечают чиновники, подчиненные министру юстиции, выражающие его политику) Или Вам так удобнее списывать на БАГАЦ и проводить политику левых, чтобы быть приятными им? В министерстве юстиции все еще сидит Ливни? Почему та же политика? Может, уже научитесь править?
А зам.министра обороны Эли Бен-Даган (приятный человек, но это не профессия) от той же партии, который, согласно коалиционным соглашениям, должен координировать относящееся к поселениям? Что он делает?
Вам важно то, ради чего вас избирали, или чтобы вас не ругали левые журналисты?
А уж премьер-министр - не мальчик в политике, понимает, что происходит.
Так это, когда при "правом" правительстве в Кнессете нет правой оппозиции.

Когда такие тексты стали появляться не только на правых форумах в Интернете, но и газетах "Макор ришон" и "Бешева", постепенно изменились и ответы БАГАЦу: вдруг заявление какого-то араба, через 20 лет после строительства поселенческого квартала вдруг "вспомнившего", что это "его земля", такое заявление перестало приниматься на веру и от него стали требовать доказательств; а если земля раньше считалась бесхозной, а теперь в самом деле нашелся владелец, то виноваты не поселенцы, а государство, пославшее их, и оно выплатит компенсацию владельцу деньгами или участком земли.
Проблема, что прежние ответы государства БАГАЦ не готов стереть, что ставит под вопрос несколько кварталов.
Заодно была созвана комиссия по упорядочиванию (статуса). В ряде случаев отсутствие одной подписи под планом застройки ставило под вопрос квартал или целое поселение. Бюрократия - старая проблема страны. Есть города внутри "зеленой линии", до сих пор не имеющие полностью утвержденные планы застройки (уже построенных районов), но никому в голову не приходит разрушать их.
Поскольку происходящее в поселениях рассматривается под увеличительным стеклом, то надо утвердить все до последней точки, а не ждать иска в БАГАЦ, на который горе-политики не будут знать, что ответить)