Maof

Friday
Oct 20th
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 
Израильское законодательство - только посредством указов командующего округом, учитывая османское, подмандатное и иорданское право. Для израильских граждан, почти полвека проживающих в Иудее и Самарии, сувереном является не Кнессет, а военный губернатор (ком.Центральным округом). Министр юстиции Шакед и зам.министра обороны Бен-Даган пытаются изменить ситуацию

"Закон должен быть динамичным (изменяющимся)", - говорит депутат Бецалель Смотрич. - "Но ситуация в иудее и Самарии не такова. Нет настоящего развития юриспруденции, поправок в законах или влияния вердиктов израильского дуда, а уж тем более академического исследования на эту тему".

Уже годы Смотрич пытается продвинуть разспространение израильского законодательства на Иудею и Самарию или хотя бы нормализации закона там. У него есть масса примеров абсурда, создаваемого нынешней ситуацией: "Согласно османскому законодательству, все еще действующему в Иудее и Самарии, можно получить право на участок земли после того, как в течение нескольких лет вы обрабатывали эту землю и заплатили налог. Этот закон был принят, когда было много пустовавшей земли с очень малым количеством земледельцев. Власти хотели поощрить жителей обрабатывать земли и платить за это налоги. Все это не имеет отношения к нынешней реальности. Невозможно решить нынешние проблемы посредством законов 100-летней давности".

Сейчас отдельные израильские законы распространяются на Иудею и Самарию посредством указов ком.округом. Так, например, были изданы указы в области ведения местных и региональных советов, основывавшиеся на подобные израильские законы и позволившие муниципальное правление в населенных пунктах Иудеи и Самарии. Многие другие законы так и не пересекли "зеленую линию" и остались внутри "маленького Израиля". Речь не идет о незначительных вещах: например, трудовое законодательство, касающееся прав женщин и вообще значительная часть законов о труде не были распространены на Иудею и Самарию. Женщина, работающая на предприятии, расположенном за "зеленой линией", не получит прав, предусмотренных законом о запрете увольнения беременной или о декретном отпуске. И закон о поощрении капиталовложений в сельское хозяйство на распространен на Иудею и Самарию, и земледельцы Иорданской долины уже подали иск в БАГАЦ из-за дискриминации.

Эти случаи получили общественный отзвук вследствие борьбы вокруг них, но на столе зам.министра обороны Бен Дагана скопились сотни нераспространенных на поселения законов, потому что никого это не интересовало. "Долгие годы не занимались этим, тем более не занимались систематично", - говорит Бен Даган, занятый сегодня изменением ситуации с помощью ускоренного продвижения ряда законов посредством указов ком.Центральным округом.

"После занятия должности полгода назад я обратился ко всем главам советов в Иудее и Самарии, к министерствам, Электрической компании, Газовому управлению и другим учреждениям и спросил их: какие законы они хотят видеть действующими в Иудее и Самарии. У меня есть упорядоченный список сотен законов, которые я распределяю в порядке приоритетов и позабочусь продвинуть".

В последнее время он пришел к прецедентному соглашению с министром обороны о назначении особого юридического советника, который будет заниматься только подготовкой формулировок указов по распространению рекомендуемых законов, которые будут переданы юр.советнику округа, а затем на подпись ком.округом.

- Как вышло, что сотни израильских законов не распространены на Иудею и Самарию?

- До сегодняшнего дня когда Гражданское управление (подразделение мин.обороны, ведающее Иудеей и Самарией) хотело распространить определенные законы, в которых оно нуждалось, вроде подоходного налога или муниципального, оно заботилось, чтобы юридический отдел территориальной дивизии Иудеи и Самарии подготовил текст соответствующих указов, а затем ком.округом подписывал их. Если Гражданское управление не нуждалось в законах, то эта процедура не происходила.

- Сейчас, когда список сотен законов в Ваших руках, почему ком.округом не может подписать указы?

- Невозможно распространить законы просто так. Есть несколько слоев законов, действующих в Иудее и Самарии: османское, британское подмандатное, иорданское и израильское право; и есть еще международные конвенции, которые Израиль признает, даже если они не обязывают нас Поэтому, с одной стороны, для введения этих законов в Иудее и Самарии не требуется голосования в 3 чтениях в Кнессете (так как они уже приняты), но, с другой стороны, нужна работа по согласованию текста, требующая юридических знаний и мастерства.

- Какой закон у Вас первый в списке?

- Первые законы касаются планирования и строительства. Например, "реформа навесов" (т.е. упрощенная процедура по получению разрешения на строительство балконов и пристроек) не распространена на поселения. Сегодня чтобы построить навес над балконом или склад, нужно разрешение Гражданского управления. Общая идея: передать полномочия Гражданского управления местным и региональным советам - как повсюду в Израиле. Муниципалитет Ариэля - не хуже муниципалитета Нетании.

-Есть шанс, что это пройдет? Ведь это ущемит возможность правительства замораживать строительство в поселениях.

- Это изменение не касается разрешения на масштабное строительство, а лишь вопросов, находящихся в компетенции муниципалитетов. Несколько осложняет дело то, что эти законы будут распространены и на арабские поселки и деревни в районе C. Но арабы и так не спрашивают разрешения и делают, что хотят. Так что если предоставим полномочия их муниципальным органам, это ничего не изменит.

Следующие в порядке приоритетов Бен Дагана законы связаны с развитием поселенчества и поощрением капиталовложений в сельское хозяйство, промышленность и туризм. Затем пласт законов, касающихся трудового законодательства, включая льготы для женщин.

Да, командир

Так как мы пришли к положению, в котором нужны указы ком.округа, чтобы израильское законодательство распространялось на израильских граждан за "зеленой линией"? Юридическая ситуация в Иудее и Самарии сложна. Израиль никогда не признавал, что речь идет об оккупированных территориях, но параллельно не распространил свой суверенитет, и относился территории как к спорной, находящейся под военным правлением.

Поскольку невозможно действовать в юридическом вакууме, государство Израиль решило осуществлять (хоть закон и ситуация не обязывали нас) указания международных конвенций, касающихся случаев оккупации, и консервировало иорданское законодательство, действовавшее там до 1967г. Согласно этим указаниям, государство может принимать отдельные законы в области безопасности или для нужд населения, согласно меняющейся действительности. Сегодня эти изменения законодательства осуществляются посредством указов ком.округа. Важно подчеркнуть, что после ословских соглашений районы A и B перешли под гражданскую ответственность ПА и поэтому описываемая ситуация релевантна только по отношению к району C, где находятся поселения, а также проживают порядка 100 тысяч арабов.

Когда дело доходит до израильских граждан, то ситуация еще больше осложняется. У израильского гражданина, проживающего в Иудее и Самарии, нет юридической инстанции, в которую он может обратиться, чтобы узнать какой закон касается его - речь идет о пластах указов ком.округа на пластах израильского законодательства на пластах иорданского, подмантадного и османского права. На юридическом жаргоне это называется "правом анклавов".

В начале 70-х посредством постановлений о чрезвычайных ситуациях государство Израиль распространило ряд израильских законов на своих граждан, проживающих в Иудее и Самарии. Это касалось уголовного права и 17 основных законов, вроде закона о въезде в Израиль, закона о воинской службе, закона о подоходном налоге, Битуах леуми и т.д. Но с тех пор и до последнего времени в министерстве юстиции довлел подход, что военный губернатор (ком.округом) является сувереном на местности и что распространение законов посредством законодательства может быть истолковано как аннексия со всеми политическими и международными последствиями.

"С точки зрения демократии, есть серьезная проблема", - говорит депутат Смотрич. - "400 тысяч человек голосуют в Кнессет, но не парламент руководит их жизнью, а армия". В прошлой каденции депутаты Орит Струк (Байт йегуди) и Ярив Левин (Ликуд) пытались продвинуть "закон о нормах", согласно которому ком.округом будет обязан в течение определенного времени, возможно, с необходимыми изменениями, вводить любой закон, принимаемый Кнессетом. Смотрич пытается (Ткума) провести подобный закон в нынешней каденции. Если шаги Бен Дагана предназначены исправить создавшийся в прошлом юридический вакуум, то предложение Смотрича предназначено предотвратить подобную проблему в будущем. "Законопроект не противоречит подходу, что источник компетенции - военный губернатор, так как новые законы будут распространяться посредством указов ком.округа", - говорит Смотрич.

"Закон о нормах" и подобные ему выражают относительно сокращенный вариант распространения законодательства на Иудею и Самарию. Речь идет о попытке позаботиться о том, чтобы израильские граждане, проживающие в поселениях, не дискриминировались и не жили в юридических сумерках. Распространение законов путем обычного законодательства, касающегося всей Иудеи и Самарии, выражает гораздо более широкий подход - ведь таким образом израильские законы будут распространены и на арабских жителей. Может ли государство Израиль сделать это?

Как сказано, до сегодняшнего для в министерстве юстиции довлел подход, что это невозможно, потому что может быть истолковано как аннексия и запутать нас с международным правом. С приходом Аелет Шакед в министерство сделана попытка прийти к компромиссу между двумя подходами.

"Мы создаем группу из 3 юристов, которые должны будут проверять любой новый законопроект и смотреть как можно распространить его на Иудею и Самарию", - говорир Шакед в беседе с "Макор ришон". - "Эта группа решит предпочтительнее ли сделать это путем обычного законодательства или посредством указа ком.округом".

- До сегодняшнего дня минюст утверждал, что распространение законов путем обычного законодательства - проблемно.

- Есть изменение политики. Например, закон об усыновлении, рассматриваемый сейчас в парламентской комиссии, будет введен и в Иудее и Самарии. Группа юристов будет проверять каждый законопроект и решать каким образом предпочтительнее вводить его в Иудее и Самарии.

- Когда эта группа начнет действовать?

- В ближайший месяц.

Чья это территория

Д-р юриспруденции Арэль Арнон, специалист по международному праву, согласен с направлением новой политики. По его словам, распространение израильского законодательства на Иудею и Самарию возможно. "Распространено мнение, что Кнессет не может принимать законы в отношении Иудеи и Самарии - только ком.округом", - говорит Арнон. - "Повторяют это, как попугаи, но это не верно. Израильские законы не вводят никаких таких ограничений для Кнессета, и если военный губернатор - т.е. орган государства - может вводить законы в Иудее и Самарии, то тем более и Кнессет может вводить законы. Таково было и постановление Верховного суда. И в самом деле Кнессет делает это время от времени. В сущности, и Голанские высоты не были аннексированы - Кнессет лишь распространил на них израильское законодательство".

- Как это отразится на арабских жителях? Обяжет ли это отмену военного правления?

- Если государство Израиль решит, что оно вводит ВСЕ свое законодательство в Иудее и Самарии, как это было сделано на Голанских высотах, то будет трудно дискриминировать неизраильских граждан там. Но не всякая дискриминация является несправедливой с юридической точки зрения и можно юридически обосновать дискриминацию, соответствующую ценностям государства. В любом случае речь идет о драматическом внутриизраильском юродическом изменении, и надо рассматривать каждый случай отдельно.

Арнон осторожен в своих словах, но у Смотрича гораздо более энергичный ответ: "Полное распространение законодательства должно быть параллельно возможности предоставления гражданства. Я не боюсь этого. Разумеется, это произойдет после полного смирения тех, кто хочет получить гражданство, с тем, что это еврейское государство, с прохождением альтернативной службы и другого выражения верности. Йегошуа Бин Нун предоставил 3 возможности жителям Ханаана: кто готов смириться и жить под еврейской властью - может остаться, кто хочет уехать - пусть уезжает, кто хочет воевать - будем воевать".

До сих пор мы говорили о внутриизраильском праве. Но какова позиция международного права? Разумеется, это зависит от того исходим ли мы из предположения, что речь идет об оккупированной территории или нет. Если перед нами оккупированная территория, то государство-оккупант может осуществлять только военную власть на оккупированной территории; в этих рамках можно принимать законы, касающиеся аспектов безопасности, и постановления для нужд населения. Полное распространение законодательства считается запрещенной аннексией. Если перед нами не оккупированная территория, то, вроде, нет никакого юридического запрета распространения законодательства, это лишь вопрос политики.

В отчете комиссии судьи Эдмонда Леви от 2012г. покойный судья детально рассматривает юридическую проблему и приходит к однозначному выводу: согласно международному праву, эти территории не считаются оккупированными. Речь идет о спорных территориях, и согласно британской мандатной хартии и решению Лиги наций, у Израиля есть приоритет на них.

В важной статье проф. Талии Эйнгорен, опубликованной 2 года назад, она подробно объясняет почему, по международному праву и обычной логике, территория может считаться оккупированной только если раньше находилась под законным суверенитетом другого государства, подписавшего Гаагскую конвенцию от 1907г. и 4-ю Женевскую конвенцию от 1949г. Аннексия Иудеи и Самарии Иорданией в 1950г. не получила международного признания, и в 1988г. Иордания публично отказалась от претензий на эти территории. По словам Эйнгорен - специалистке по международному праву и члену международной академии по сравнительному праву - утверждение, что речь идет об оккупированных территориях, основывается на притянутом с большой натяжкой толковании конвенций, якобы достаточно чтобы был территориальный спор между двумя государствами, подписавшими конвенции, без проверки была ли спорная территория признана принадлежащей одной из стран.

Кстати, Эйнгорен подчеркивает факт, что Израиль не аннексировал Восточный Иерусалим, а распространил на него свой суверенитет согласно Указу о порядке исполнения власти и судебного производства. Таким же образом в 1948г. был распространен суверенитет на территории, находившиеся под контролем ЦАХАЛя, но находились за линией раздела от 29 ноября 1947г. - это включает значительные части Негева, Иерусалимский коридор, города Акко, Яффо, Лод, Рамлу и даже западную часть Иерусалима. Вроде бы, речь идет о семантике, но в есть в этом смысл, забытый в последние годы: мировоззрение, которым руководствовался Израиль со времени возрождения государства, не "аннексировало" территории, являвшиеся частью мандатной территории, потому что Израиль не рассматривал себя как захватчика или окуупанта этих земель. Но и такое распространение суверенитета мир не всегда признавал, поэтому в Восточном Иерусалиме нет посольств.

Вместе с этим, на протяжении многих лет Израиль принимал на себя положения международных конвенций (хоть они и не распространялись на наш случай), касающихся оккупированных территорий. Изменение подхода возможно с технической-юридической точки зрения, но оно оставит вакуум в отношении характера военной власти на этих территориях, де-факто это будет распространение израильского суверенитета. У этого шага будут существенные политические последствия, требующие формирования нового принципиального мировоззрения в отношении сути израильской власти в районе и статуса арабских жителей в районе C.

("Макор ришон" 8.01.2016)


Перевел Моше Борухович
МАОФ