Maof

Thursday
Aug 13th
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг: 5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 
К сведению противников декларации Трампа: никто иной, как председатель Международного суда в Гааге высказался в защиту права Израиля на Голанские высоты, то же самое сделали гиганты международного права. У Израиля есть разъяснительное оружие, надо только пользоваться им

Да, он сделал это. После долгого периода слухов и тихой подготовки президент США Дональд Трамп подписал президентский указ, признающий израильский суверенитет на Голанские высоты. Атмосфера в Вашингтоне была праздничной, реакция в мире – гораздо меньше. Среди первых осуждающих были европейцы. Из Брюсселя – столицы ЕС – вышло следующее сообщение: "Нет изменения в позиции ЕС. В соответствии с международным правом мы не признаем суверенитет Израиля на территории, оккупированные Израилем в июне 1967г, включая Голанские высоты, и не считаем их частью территории Израиля".

И 5 европейских представителей в Совете Безопасности ООН: Франция, Германия, Польша, Британия и Бельгия – опубликовали совместное заявление, осуждающее американскую декларацию: "Наша позиция в отношении статуса Голанских высот – известна. В соответствии с международным правом и резолюциями Совета Безопасности 242 и 497, мы не признаем суверенитет Израиля на удерживаемые им с июня 1967г. территории, включая Голанские высоты, и не видим в них часть территории государства Израиль. Аннексия территорий силой запрещена согласно международному праву. Мы выражаем наши глубокие опасения как в отношении самых широких последствий признания незаконной аннексии, так и в отношении региональных последствий".

К осуждению присоединилась и Россия. Заявление российского МИДа было кратким и однозначным: "Любое изменение статуса Голанских высот будет прямым нарушением решений ООН". Пресс-секретарь российского МИДа Мария Захарова предостерегла в отношении "новой волны напряженности на Ближнем Востоке". Но президент Путин и министр ин.дел Лавров не выступили с заявлениями.

Самый высокопоставленный российский политик, публично прокомментировавший на этой неделе шаг Трампа, был член комиссии по ин.делам Думы Игорь Морозов, сказавший, что "Россия никогда нее согласится с признанием израильского суверенитета на Голанские высоты". У этого шага Трампа, - по оценке Морозова, есть 3 цели: "Еще больше приблизить Израиль к США, чтобы Израиль видел в Америке не только ближайшего, но и единственного союзника; расколоть арабский мир по вопросу Голанских высот; нанести удар по Сирии и ее партнерству с Россией". Диагноз российского депутата не был надуманным, особенно в отношении второй цели.

Хоть реакции в арабском мире были критические, но взвешенные. Не было резкой критики. Генсек Лиги арабских государств (ЛАГ) Ахмад Абу аль-Риат ожидаемо высказался, что "любое признание суверенитета Израиля на Голаны – не релевантно и не опирается на международные законы". В заявлении официального саудовского новостного агентства указывалось, что "попытки установить факты на местности не изменят правды. Голаны – оккупированная сирийская арабская территория". МИД Бахрейна хоть присоединился к саудовской оценке, но ограничился формулировкой, что "Бахрейн выражает сожаление в связи с решением признать израильский суверенитет на Голанские высоты". В ОАЭ опубликовали подобное заявление.

В конечном итоге можно сказать, что несмотря на ясное осуждение американского решения, арабские реакции не содержали резких или исключительных формулировок. Арабские страны Персидского залива – новые союзники Израиля – не вышли из себя в осуждении американского шага и не инициировали срочные меры, вроде созыва ЛАГ. Там меньше озабочены влиянием американского решения на будущее палестинцев, из больше заботит иранская угроза.

Тот, кто позаботился выразить резкое осуждение, - это президент Турции Эрдоган, назвавший шаг Трампа "предвыборным подарком" Биньямину Нетаниягу и пообещал поднять этот вопрос в ООН. Его забота о территориальной целостности Сирии трогает за сердце. Каким-то образом он позабыл, что турецкие войска по его приказу уже месяцы находятся в глуби сирийской территории без всяких признаков, что они собираются выходить оттуда.

В силу права

Перед этим широким фронтом осуждений напрашивается вопрос: есть ли у Израиля ответ на утверждение, что речь идет об оккупированной территории, что любое признание его противоречит основам международного права. Вроде бы кажется, что очень трудно спорить с этим утверждением – и не важно с какой стороны оно высказывается. Ведь это была и позиция США на протяжение долгих лет, пока не началась эпоха Трампа и изменила все. Ответ – есть инструменты для опровержения утверждения об оккупации, но нужно достать их из архива и стереть с них пыль.

Для получения нужной картины всего лишь нужно вернуться на 11 месяцев назад – февраль 2018г. в России. Там на берегу Валдайского озера ежегодно президент Путин принимает глав государств, министров, политиков, бизнесменов и ученых со всего мира. Престижная Валдайская конференция – это российский ответ на международные форумы, вроде Давосского.

Среди приглашенных в Валдай в прошлом году был Дори Гольд – глава Иерусалимского центра по вопросам общества и государства и бывший ген.директор израильского МИДа. Гольд рассказывает, что его попросили говорить о курдах в Сирии, но он посчитал, что был хитроумный способ воспрепятствовать ему высказаться об израильском суверенитете на Голанских высотах. "Поэтому я сделал то, что русские попросили, но под конец заупрямился вернуться к теме Голанских высот и сказал, что в любой ситуации Голаны не вернутся в сирийские руки".

Среди присутствовавших в зале был Виталий Наумкин – глава института изучения Ближнего Востока при российской академии наук и ведущий специалист в России во всем, что касается Сирии. Он не остался равнодушным к словам Гольда. "Почему Вы говорите, что Голаны не вернутся в сирийские руки? Ведь речь идет о явном нарушении международного права".

"Не обязательно", - удивил Гольд. - "Крупнейшие специалисты по международному праву уже постановили, что есть различие, между территорией, занятой во время оборонительной войны, и территорией, занятой во время инициированной войны. В период после Шестидневной войны ряд ведущих специалистов по международному праву сделали это разделение, согласно которому захват территории во время инициированной войны – это грубое нарушение международного закона, а требование права на территорию, занятую во время оборонительной войны, - это нечто совсем другое.
Основной источник, на который я основываюсь", - продолжил Гольд, - "это Стивен Швебель (Schwebel) – председатель Международного суда в Гааге. Еще до его избрания на эту высокую должность, он написал статью в American journal of international law – самом престижном американском журнале по международному праву, в той статье он сделал различие между этими двумя видами войн. А откуда мы знаем, что Шестидневная война была оборонительная? Потому что в свое время Советский Союз предпринял огромные усилия в ООН, чтобы определить Израиль как государство-агрессора, но эти усилия провалились и на ген.ассамблее ООН и в Совете Безопасности. Международное сообщество поняло тогда, что Израиль действовал из самообороны, и поэтому есть законная база для аннексии Голанских высот".

В статье Швебеля, написанной через 4 года после Шестидневной войны, есть явное упоминание права государства Израиль на новые границы. По мнению Швебеля, когда начинается кризис между странами и занимаются территории вследствие войны, обстоятельства начала кризиса прямо влияют на юридические права сторон после окончания кризиса. 2 явных факта в отношении Шестидневной войны повлияли на позицию Швебеля: во-первых, Израиль действовал, исходя из права на самооборону. Т.е. территории не были заняты вследствие акта агрессии, а как реакция на вооруженное нападение.

Швебель высказался также о проблемности иорданского требования на законность ее обладания теми территориями, которые она потеряла. Иорданская интервенция в Иудею и Самарию, а также в Иерусалим в 1948г. была незаконной, - постановил он и подытожил: "У Израиля больше прав на эти территории" – на территории, входившие в Британский мандат на Землю Израиля, чем у какого-либо другого государства, захватившего их силой. Он даже отметил, что у Израиля больше юридических прав "на весь Иерусалим". Его определения были отражением резолюции 242 Совета Безопасности, которая не требовала от Израиля полного отступления к линиям 1967г. Он также объяснял, что линии 1967 года никогда не были международной границей, а лишь линией прекращения огня, которые Израиль вправе поменять на безопасные признанные границы.

Трудно представить себе сегодня юриста такого уровня, который бы озвучил такие утверждения и дошел бы после этого до международной юридической верхушки, но те утверждения Швебеля не закрыли ему дорогу наверх. Позже он был назначен юр.советником американского гос.департамента, а затем стал председателем Международного суда в Гааге. Теперь с признанием президентом Трампом суверенитета Израиля на Голанские высоты надо вытащить текст Швебеля из нафталина и включить его в диалог, который ведет Израиль с международным сообществом.

Учить и воспитывать дипломатов

Но Швебель не был одиноким голосом. В статье от 2011г. Гольд упоминает еще двух гигантов. Один из них – профессор Элиягу Лютерфахт из Кембриджского университета, который был юр.советником Австралии. Он утверждал, что объединение Иерусалима в 1967г. законно и имеет силу. Второй – проф. Юджин Ростоу, бывший деканом юридического факультета Йелльского университета и зам.гос.секратаря в каденцию президента Джонсона. Исходной точкой Ростоу для анализа ситуации был Британский мандат на Эрец Исраэль, в котором говорилось об "исторических правах еврейского народа" воссоздать национальный дом. Ростоу утверждал, что юридические права, указанные в мандате, пережили распад Лиги наций и сохранились благодаря параграфу 80 Устава ООН.

"Мнение этих гигантов в области международного права очень важно", - говорит Гольд. - "Международное право отличается от местного, потому что нет международного правительства, принимающего законы, но есть факторы, устанавливающие, что законно, а что нет. Среди этих факторов – международные соглашения и международные обычаи. Хартия о Международном суде в Гааге - - это еще один источник международного права, а также "учения высокопоставленных юристов во всем мире". Т.е. есть вес у того, что написали крупнейшие специалисты по международному праву после Шестидневной войны. Их позиция по вопросу прав Израиля хоть и не отрицала возможность, что ген.ассамблея ООН примет в будущем резолюции, противоречащие юридическим правам Израиля, но если сравнить вес не обязывающих резолюций ген.ассамблеи с утверждениями ведущих специалистов по международному праву, то последние явно побеждают".

Утверждения Швебеля, Лотерфахта и Ростоу, - добавляет Гольд, - были хорошо знакомы израильским дипломатам после Шестидневной войны и фигурировали в выступлениях израильских представителей в ООН в 70-е и 80-е годы. Но определенном этапе, видимо, историческая память работников израильского МИДа начала затуманиваться и знание юридических прав Израиля, необходимых в переговорах о мире, осталась уделом горстки специалистов.

По словам бывшего ген.директора МИДа Израиля, "нужно обучать новое поколение израильских дипломатов, чтобы они знали утверждения, которые озвучивали Аба Эвен и Хаим Герцог несколько десятилетий тому назад. И не менее важно, чтобы была та же степень самоубежденности в справедливости пути"

("Макор ришон" 29.03.2019)
https://www.makorrishon.co.il/international/126643/

Перевел Моше Борухович