Maof

Tuesday
Sep 22nd
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг: 5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 
Уди Лебель пишет в своей статье в газете "БеШева" от 26.06.09:

На этой неделе отмечалась годовщина жестокого расстрела «Альталены». Несомненно, формирующая травма во всем, что относится к истории политического насилия в израильском обществе. Но помимо многолетней острой полемики вокруг фактов, которые привели к столь тяжёлому событию, отозвавшемуся незаживающей болью, не стоит игнорировать различные изменения в общественной памяти и сознании израильтян в связи с «Альталеной».

С самого начала истеблишмент все свои силы бросил на то, чтобы снять эту историю с общеизраильской повестки дня. Тут и последовательное сопротивление требованиям Бегина о назначении комиссии по расследованию, и потопление корабля, чтобы, не дай Б-г, он не стал монументом и частью тель-авивского пейзажа, а также отрицание и игнорирование жертв этой истории и членов их семей. И это всё ради того, чтобы не начались общественные дискуссии вокруг стигмы, которую укоренила в массах партия власти. Стигма, выставлявшая правых под руководством Менахема Бегина как неуважающих власть закона, как постоянно стремящегося организовывать военные путчи, не уважающего израильскую демократию, и поэтому они не достойны участвовать в управлении страной. В связи с этим, видно, обстрел «Альталене» более, чем предназначался замолчать оружие на корабле, он обращался к широкой общественности, чтобы показать сущность политических конкурентов партии МАПАЙ. После этой истории – и не только вследствие ее - Менахем Бегин в течение многих лет определялся как нарушитель закона, тогда как поведение Давида Бен-Гуриона превозносилось, как образчик государственного подхода ("мемлахти"). Расстрел «Альталены» был преподнесён народу как вынужденная, болезненная мера, явившаяся священным государственным принципом.

Но посмотрите, какое чудо! С течением времени произошли существенные изменения в общественном сознании. Именно поведение Бегина считается сегодня образцом общегосударственного подхода, потому что он призвал своих сторонников воздержаться от того, что несло в себе опасность перерастания в гражданскую войну, в «войну между братьями». Государственным поведением, во имя которого он проявлял сдержанность перед лицом провокаций и излишнего политического насилия со стороны Бен-Гуриона и преданных ему людей. Мало того, что Бен-Гурион лишился ярлыка носителя государственного подхода в том событии, нам ещё раскрылось – как и на этой неделе - ещё множество тайников с оружием, которые существовали в кибуцах «а-Шомер а-Цаир». Эти тайники отнюдь не были предназначены для войны с арабами, они ждали того дня, когда членам кибуцного движения потребуется задействовать их против евреев - если руководители государства будут действовать на стороне Запада против вторжения советских революционных войск. Следует помнить, что кибуцы принадлежали к течению, представители которого превратились в основной стержень командования ЦАХАЛа и из их среды вышли 6 начальников Генштаба. В течение лет они носили престижный знак "государственности".

Изменение сознания

Как это связано с нашим временем? Видно, можно увязать «перемену знака» по отношению к участникам истории «Альталены» к подспудным явлениям, имеющим ныне место в израильском обществе. То есть – всё может подвергаться переменам. На конференции исследований Иудеи и Самарии было представлены данные изучения общественного мнения евреев, не проживающих в Иудее и Самарии. Оказалось, что 56% опрошенных определяют еврейские поселения в Иудее и Самарии как «настоящее сионистское действие». Подобное же число опрошенных определяет Иудею и Самарию как «пояс безопасности государства Израиль». Только 24% видят в поселениях «источник конфликта с "палестинцами"». 62% воспринимают поселенцев Иудеи и Самарии «как и любых других граждан», 50% считают их «настоящими сионистами», а утверждающих, что речь идёт о «вымогателях денег» оказалось менее 13% опрошенных. В восприятии опрошенных у 45 % поселенцы воспринимаются как «религиозные сионисты, которые служат в боевых частях ЦАХАЛа» (при этом 9% опрошенных видят в «молодёжи холмов» представителей поселенцев). Что до идеи «двух государств для двух народов» только 8% опрошенных верят, что «это приведёт к окончанию конфликта». Остальные убеждены, что это решение или воспрепятствует обострению конфликта на короткое время, или вообще не повлияет на него. Эти данные весьма показательны. Речь идёт о расставании с фантазиями, о рациональном мышлении и взрослом восприятии существующей реальности, об отторжении стигм, которые годами внедрялись в сознание израильского общества высокопоставленными властителями дум, и главное – о независимости мышления в отношении диалога в СМИ, которые, мягко говоря, не поддерживают усиления этих концепций.

Учитывая расставание израильского общества, начиная со второй поливины 70-х, со стигмами в отношении Менахема Бегина и его сторонников, его готовность "ревизионистов" как "мемлахти", как испытавших несправедливость со стороны истеблишмента, был поднят вопрос, что привело к революции сознания? Некоторые говорили – «дух времени», некоторые указывали на забывание осадков прошлого, но, главным образом, говорили о том, что общество попросту научилось распознавать актёров на подмостках истории, которых раньше награждали демоническими образами. Ведь Бегин сидел в правительстве Эшколя, участвовал в правительстве национального единства. То есть для знакомства общества с ним уже не нужен был посредник. Без сфабрикованных исторических книг или тенденциозных компрометирующих речей, а посредством объективного непосредственного и конкретного узнавания перед обществом раскрывался лидер движения Херут, обнаруживший всю полноту ответственности, серьёзности и государственной мудрости. Более всего он раскрылся, когда признал необходимость назначить Бен-Гуриона министром обороны в правительстве Эшколя, не больше не меньше, и даже потребовал этого публично.

А что можно сказать о нынешних стигмах? Очевидно, не так уж много изменилось. Чем больше можно будет обойти посредничество СМИ и дать возможность обществу познакомиться с Иудеей и Самарией, с жителями и деятельностью там – стигмы изменятся, как это уже происходит, и мировоззрение сформируется заново. Картины операции «Литой свинец» уже преподали урок израильтянам о том, кто служит в боевых частях и несет на себе тяготы обороны. Визиты израильтян в в Иудее и Самарии совершают чудеса восприятия ими этих земель (пояс безопасности, а не лишняя земля), а главное – непосредственное знакомство с жителями Иудеи и Самарии даёт возможность узнать и определить поселенца, как «одного из граждан Израиля». И это, вероятно, венец всех происходящих изменений.

Изменения в сознании в деле «Альталены» учит тому, что и мифы, которые кажутся чем-то стабильным и незыблемым – тоже не более, чем временное явление, потому что «дух времени» иногда сильнее стигм и нет замены непосредственному ознакомлению с израильским обществом, со всем его спектром и во всём разнообразии (включая повестку дня в СМИ). И не надо ждать. Это не то, что всё общество прочитало Шломо Накдимона об «Альталене», когда он изменил отношение к прошлому. Общество попросту узнало людей, которые в этом участвовали. Исходя из этого, и ныне, в связи с проблемами поселенчества, с его развитием в Иудее и Самарии, как и сопутствующие проблемы, надо позволить обществу познакомиться с районом и с действующими лицами. Не только вокруг политических споров. Познакомиться с поселенцами в контексте борьбы семьи Шалит, в контексте потери суверенитета на территориях Негева и Галилеи, вокруг борьбы за бюджет на образование и культуру (которые страдают также и в части приобретения учащимися еврейского национального самосознания) и т.д. Дело «Альталены» - это оптимистическое свидетельство о том, что мощи общественной логики сильнее любых политических стигм, в том числе и тех, которые мощный истеблишмент пытался проввинуть. Есть место для оптимизма!

Подготовила Фаня Шифман МАОФ