Maof

Tuesday
Sep 22nd
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг: 4 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда не активна
 
«...почему сатане, который всякий раз прикидывается Мессией, удается заманить человека в свои сети и сделать прислужником зла? Чем он его подкупает и очаровывает? Может, тем, что в отличие от Бога, он требует от человека не жертвенности, а жертв, обещая в награду не призрачное Царство Небесное, а земное, немедленное счастье, и находит виновников во всех его бедах и напастях? Только кликни, и он, вездесущий, тут же, не важно, в чьем обличии – немца или литовца, русского или еврея, - явится и оправдает твою ненависть и твою месть. И благословит тебя даже на убийство. Какой же верой, какими доспехами надо себя оковать, чтобы устоять перед ним и не поддаться его простым и неотразимым чарам?»
Григорий Канович «Очарованье сатаны»


ТЕТЯ ФЕЙГЛ И КУЗЕН

Совсем недавно, 23 августа 2009 года, весь цивилизованный мир отмечал 70 – летие сатанинского сговора нацизма и сталинизма, вошедшего в мировую историю как Пакт Молотова – Риббентропа. Этот документ, а точнее, приложенные к нему сверхсекретные протоколы позволили фашистской сатане в облике Адольфа Гитлера ввергнуть мир в пучину Второй мировой войны, а сатане в облике Иосифа Сталина войти в новейшую историю как предателю и палачу польского народа, инициатору оккупации Прибалтики, Восточной Польши (Западная Украина и Западная Белоруссия), Бессарабиии и Северной Буковины.

В те приснопамятные времена мне едва минуло 9 лет, но я хорошо помню, с какой радостью эту новость восприняла моя мама: находясь в изоляции за «железным занавесом» она уже перестала надеяться на реальную возможность увидеться со старшей сестрой Фэйгл, которая многие годы жила со своей семьей в польском городе Барановичи.

Эта встреча вскоре состоялась в Вильно, который в результате сатанинского сговора был насильственно отторгнут от Польши и стал столицей оккупированной Литвы. Я до сих пор помню, с каким радостным упоением моя умная достаточно образованная мама рассказывала об этой незабываемой встрече: как, крепко обнявшись с сестрой на перроне вокзала, её любимая Фейгл в состоянии эйфории громогласно и неоднократно скандировала: «Зол лэбн ундзэр лыбер хавэр Сталин!»

Тогда этим счастливым, любящим друг друга сестрам и в страшном сне не могло приснится, что пройдет совсем немного времени - и «ундзэр лыбэр хавэр Сталин» на пару с Гитлером будут громить поляков, а любимая Фейгл с мужем, в числе 68 наших близких родственников станет жертвой фашистского Молоха.

А вот их сыну Элиоту чудом удалось выбраться из оккупированной немцами Польши, но нежданно – негаданно он оказался в цепких лапах сталинской опричнины, поместившей его в один из лагерей ГУЛАГа. В советском плену тогда оказались 250 тысяч польских военнослужащих. Рядовых и унтер – офицеров вскоре отпустили, а 15 тысяч офицеров были сосредоточны в трех лагерях: Старобельском, Козельском и Осташковском. Весной 1940 года все они были расстреляны: узники Козельского лагеря - в Катынском лесу на Смоленщине, узники Старобельского и Осташковского лагерей - под Харьковом и близ села Медное Тверской области. Погрязшие во лжи сталинские изуверы на протяжении почти полувека приписывали эти злодеяния немцам и даже попытлись на Нюрнбергсом процессе обвинить в катыньском преступлении нацистских главарей. Эти захоронения кегебистские конспираторы называли «спецобъектами». 16 – 18 июня 1969 года на совместном совещании с Зам. председателя КГБ Цвигуном С.К., а затем и председателем КГБ Андроповым Ю.А. было принято решение о ликвидации этих спецобъектов путем применения химикатов – чешуйчатого едкого натрия.

Моего кузена спасло лишь то, что он был зачислен в состав польской армии Андерса, формирование которой проходило на территории Советского Союза по инциативе премьер–министра польского правительства в изгнании В. Сикорского. Армия Андерса была сформирована из шести дивизий, общей численностью 96 тысяч человек, дислоцированных в республиках Средней Азии. Осенью 1941 года наш эвакуационный эшелон надолго задержался на станции Коканд, где мы увидели военнослужащих армии Андерса. Это было удивительно жалкое зрелище: неопрятно одетые люди в форме солдат польской армии искали на привокзальном рынке возможность приобрести хоть какую–то пищу. Теперь мы знаем, что Сталин постоянно снижал количество пайков для содержания польских формирований и они испытывали колоссальные трудности с питанием. В связи с этим, по согласованию правительства В.Сикорского с У. Черчилем было принято решение о выводе армии Андерса из Советского Союза через Иран для участия в боевых действиях в составе британских войск на итальянском фронте. 11 мая 1944 года Польский корпус прнимал участие в штурме и прорыве оборонительной линии Густава, тем самым был открыв путь на Рим, который был взят 4 июня. В дальнейшем Польский корпус продолжал сражаться в Италии и вновь отличился под Анконой, где закончил свой боевой путь в апреле 1945 года, участвуя в боях за освобождение Болоньи. В 1946 году Польский корпус был расформирован, большинство его бойцов, как и сам командующий, не пожелали возвращаться в коммунистическую Польшу и остались в эмиграции.

Со своим двоюродным братом Элиотом, участником всех этих событий, мне посчастливилось впервые встретиться уже здесь, в Америке, в Нью–Йорке, где он жил с 1947 года. К сожалению, спустя несколько месяцев после нашей встречи, а точнее - знакомства, его не стало.

Очень жаль! А то ему было бы интересно узнать, как вконец оборзевшие эксперты Минобороны России разместили на своем сайте текст, утверждающий, что зачинщиком Второй мировой войны была Польша. Но самым парадоксольным является то, что эта высосанная из пальца информация размещена в разделе «История против лжи и фальсификаций» начальником научного отдела Института военной истории МО, кандидатом исторических наук С. Ковалевым. Неспроста наш современник, выдающийся писатель – фронтовик Даниил Гранин в своей последней книге «Причуды моей памяти» с саднящей болью в сердце назвал свое дорогое отечество – «страной неубывающей лжи».

БЕСЕДЫ С ОТЦОМ

Существует расхожее мнение, что время - хороший лекарь. К сожалению, я этого не ощущаю: очень рано лишившись родителей, с каждым годом всё острее чувствую боль утраты самых близких мне людей. Наша по тем временам многодетная семья перестала практически существовать сразу после войны. Мама, едва дождавшись возвращения с войны отца, от перенесенного горя и лишений военного лихолетья скончалась в первый послевоенный год, когда я ещё юношей начал свою флотскую службу. Каждый приезд в отпуск мы вдвоем с отцом частенько бывали на кладбище, где похоронена мама. С годами это стало непременным ритуалом, который всегда заканчивался нашим уединением, где за «рюмкой чая» мы подолгу беседовали о жизни. А поговорить было о чем, так как война нас очень рано разлучила: до войны мне едва исполнилось 11 лет.

Мой отец вырос в небольшом белорусском местечке в черте оседлости, в многодетной семье, затем дедушка скоропостижно скончался во время пандемии «испанки». Свой образовательный минимум отец получил у бобруйского раввина, куда его несколько лет подряд направляла еврейская община. Вместе с тем Всевышний сполна одарил его умом и житейской мудростью. Достаточно сказать, что самым близким его другом и единомышленником был Эммануил Борисович Прокудин - бывший главный редактор украинской республиканской газеты «Сельская жизнь», юрист по образованию, много лет отсидевший в сталинском ГУЛАГе и всю войну прошедший с ПТРом на плече.

Как правило, наши беседы с отцом были достаточно продолжительными и мы без конца испытывали взаимный интерес друг к другу, за что я назвал наши посиделки (отцу это очень понравилось) «беседами с Сократом». Тематика бесед была самая разнообразная: от еврейских традиций и Холокоста, религии и сионизма до сталинской властной камарильи. То, о чем только сейчас отважилась продекларировать Парламентская ассамблея ОБСЕ, объявив 23 августа «общеевропейским днем памяти жертв сталинизма и нацизма во имя сохранения памяти о жертвах массовых депортаций и казней», почти полвека назад в одной из бесед поведал мне отец. Причем, по его утверждению, в этом бандитском тендеме, развязавшем Вторую мировую войну, предпочтение должно принадлежать нашему «кормчему».

Ваш покорный слуга, в те годы совсем ещё молодой, оболваненный комсомольской да ещё и армейской пропагандой, вступил с отцом в отчаянную полемику, безуспешно пытаясь развенчать разумные доводы своего оппонента, пытавшегося открыть мне глаза на безнравственную суть тоталитарного советского сообщества.

Вскоре, последовавшее знаковое убийство народного артиста Михоэлса, расстрел Еврейского антифашистского комитета, «дело врачей – отравителей», пропагандистская война с сионизмом (читай: евреями), поголовное изгнание евреев из кадров армии и флота после победы израильтян в Шестидневной войне (1967 год) не раз заставляли меня с благодарностью вспоминать отцовские беседы. Для него нацизм и сталинизм всегда были одного поля ягодами – и весьма ядовитыми.

ОБЫКНОВЕННЫЙ ФАШИЗМ

Еще полным ходом развивались события Второй мировой войны, страны антифашистской коалиции концентрировали свои усилия для окончательного разгрома немецкого фашизма, а «сталинский гений» посчитал возможным начать выселение «неблагонадежных народов». Эта чисто фашистская идея могла придти в голову только обезумевшему от тоталитарной власти изуверу. Понаслышке этот нечеловеческий разбой советской опричнины представить себе непросто. И, тем не менее, я попытаюсь рассказать лишь об одном эпизоде этого страшного злодеяния, свидетелем которого я был.

Ранней весной 1944 года мама с четырьмя детьми решила покинуть опостылевшую станицу семиреченского казачества Талгар, где мы жили в эвакуации и вернуться домой в Курск. С большим трудом мы забрались в попутный поезд, в котором нам предстояло много дней добираться до родных мест. По пути следования, на узловой станции Арысь, откуда шли поезда практически во все республики Средней Азии, мы обратили внимание на большое скопление товарных составов, а каждый вагон, переполненный людьми всех возрастов (от грудных младенцев до глубоких стариков) охранялся вооруженным часовым. Пассажиры нашего вагона, перешептываясь, прильнули к окнам вагона: оттуда отчетливо доносились слова «чеченцы..., ингуши...». Я выбежал в тамбур и стал невольным свидетелем, как из товарного вагона по самодельной лесенке тяжело спустился очень пожилой человек в фуфайке с пышной седой бородой. В руках он держал кувшин с узким высоким горлышком и умолял охранника вагона разрешить ему сбегать за водой для больной внучки. Получив категорический отказ, он зло выругался на своем языке и быстрым шагом побежал за водой, даже не реагируя на угрожающий окрик часового. В следующее мгновение раздался выстрел, пожилой человек выпустил из рук свой медный кувшин и как – то неловко присел и затем упал навзничь на землю. Стоявший рядом со мной немолодой человек, положил мне на плечо руку, прижал к себе и сказал: «Запомни это, малец, на всю жизнь, такое даром не проходит». Для меня, подростка, тот часовой предстал настоящим фашистом, о чем я, вернувшись в вагон, сказал маме.

Во Второй мировой войне среди всех воюющих государств самый большой процент политического и военного коллаборационизма был отмечен у граждан СССР. По данным советского министерства обороны, только за два последних квартала 1941 года попало в плен к немцам 2 335 483 человек, а по состоянию на 1.02.1942 только на территории рейха числилось 11 168 287 советских военнопленных. Переход к военному коллаборационизму, сотрудничеству, участию в формировании в составе Вермахта и войск СС и дальнейшему участию в боях русских, казачьих, мусульманских воинских формирований было великое множество. Воспитанные на тоталитарном страхе сталинской тирании, эти люди попадали «из огня, да в полымя» не менее мерзкого тирана - Адольфа Гитлера.

После окончания Второй мировой войны, в соответствии с Ялтинскими договоренностями союзники выдали на расправу Сталину около двух миллионов человек. Подавляющее большинство этих людей впоследствии были расстреляны или погибли в советских лагерях.

О пагубном вырождении человеческой личности, разрушаемой животным страхом перед всесильной властью тирана, очень точно поведал в своей художественно – публицистической повести «Каратели» известный белорусский писатель Алесь Адамович. Для меня он не оставил ни малейших сомнений откуда взялся белорусский полицай, который поймал бежавших из Минского гетто мою двоюродную сестру Машу и её трехлетнего братика Исаака и, как бы в назидание другим, прилюдно их казнил. У меня теперь не возникает вопросов, как стало возможным, что живший по соседству с моей бабушкой ничем не приметный белорусский крестьянин, по доброй воле подрядившись в полицаи, разыскал бабушку на её огороде, где она пряталась от доморощенного супостата, и расстрелял её на глазах у перепуганных односельчан.

Высоко чтимый мной Алесь Адамович в соавторстве с Даниилом Граниным написали «Блокадную книгу» о 900 – дневной блокаде Ленинграда. По этой книге известный российский кинорежисер Александр Сокуров снял фильм, размышляя о котором в одном из своих интервью, Сокуров назвал Россию и Германию родными сестрами: «И как сестры, мы глубоко контрастны. Одна глубоко осознает свою вину, другая – Россия – до сих пор не понимает, какая она была и что с ней происходило, когда был коммунистический режим».

Для того, чтобы докопаться до общей сути гитлеровского нацизма и сталинского коммунизма, достаточно внимательно посмотреть блистательный документальный фильм Михаила Ромма «Обыкновенный фашизм». Его страшно смотреть, четко осознавая, что этот он один к одному воспроизводит не нацистскую Германию, а нашу хваленную «совковую» действительность. Наверное, поэтому российский кинопрокат никогда не жаловал этот шедевр, чтобы, упаси Бог, не навлечь на себя гнев кремлевских опричников.

Кстати, совсем недавно здесь, в Америке, я приобрел СД с этим фильмом: уж очень мне хотелось показать его своим детям и внукам. Теперь и они, полагаю, разберутся в абсолютной идентичности нацизма и сталинизма.

И нет ничего удивительного в том, что самую высокую оценку сталинизму дал нацист № 1 Адольф Гитлер: «Сила русского народа не в его численности или организованности, а в его способности порождать личности масштаба Сталина. Это единственный мировой политик, достойный уважения. Наша задача – раздробить русский народ так, чтобы люди масштаба Сталина не появлялись».

Судя по тому, что сегодня происходит в постсоветской России, изобретенный Кремлем властный дуумвират успешно возрождает сталинизм. А там, глядишь, ненароком объявится и сам пахан...