Maof

Tuesday
Sep 22nd
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг: 4 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда не активна
 
От переводчика:

ДЛЯ НАШИХ ДЕТЕЙ И ВНУКОВ.
Белла ГУЛЬКО.

Вскоре после моего приезда в Израиль весной 1989 года вся страна торжественно праздновала День Иерусалима. Это действительно был всенародный праздник. Но со дня подписания в Осло договора с арабами "о мире и дружбе" и передачи им части нашей территории, День Иерусалима постепенно стал заурядным "фестивалем", каковые проводится в Израиле в довольно большом количестве. Как будто народ забыл день великой победы нашего маленького по численности народа над многочисленным врагом в памятные и тревожные шесть дней 1967 года. Наши "вожди", которых мы выбираем каждые четыре года, а то и чаще, делают всё, чтобы народ забыл Иерусалим и Шестидневную войну как национальный символ нашего единства и нашей национальной истории. Но есть среди нас люди, которые не хотят забывать и стараются, чтобы дети и внуки, выросшие после Шестидневной войны, знали и помнили о тех днях, об их значении для евреев всего мира.

Предлагаю вниманию читателей рассказ для детей "Дедушка, бабушка и "шесть дней", опубликованный Сарой Невенцаль в этом году ко дню Иерусалима, в моем переводе. Сара узнала из рассказа своих родителей, как американские евреи воприняли Шестидневную войну. Американские газеты перепечатывали победные реляции из египетских газет о ходе войны, и несколько дней евреи были в ужасе, читая о тотальном поражении евреев. Только за день до окончательного разгрома арабских армий, они, как и советские евреи, узнали правду. Сара опросила несколько еврейских семей из бывшего СССР, и из их воспоминаний появился предлагаемый рассказ для детей, опубликованный в приложении для детей газеты "Макор Ришон" в моем переводе.

Сначала несколько слов об авторе.

Сара родилась в США в религиозной еврейской семье, которая эмигрировала в Америку из Восточной Европы еще в 19-ом веке. В 1977 году, когда Саре исполнилось 6 лет, ее семья репатриировалась в Израиль. Сара закончила религиозную школу Хорев, имеет первую степень по ТАНАХу и иудаизму и вторую – по еврейской истории. Будучи школьницей, Сара участвовала в движении "Отпусти народ мой" - за освобождение узников Сиона из советских лагерей и за право советских евреев на репатриацию.

Сара вышла замуж за Даниэля Невенцаля, офицера ЦАХАЛа, и в 1995 году молодая семья поселилась в караване в поселке Долев в наделе Биньямина. Сара работала в средней школе для девочек в Иерусалиме, ездила на работу через Рамаллу и арабские деревни до 2000 года, пока ЦАХАЛ не закрыл эту дорогу для евреев. С тех пор Сара перешла на работу в сфере неформального образования, вела уроки по иудаизму для женщин и девушек, а также получила диплом наставницы родителей в области воспитания. В настоящее время Сара растит своих шестерых детей, дает уроки по еврейской традиции и детскому воспитанию и пишет рассказы для детей.




"На следующей неделе будет День Иерусалима," – сказала учительница.
"Ура!! – закричали ребята, - не учимся!"
"Ничего подобного, – сказала учительница к огорчению учеников, - но мы сделаем это по-особенному. Я прошу, чтобы вы спросили ваших бабушек и дедушек, что они помнят об освобождении Иерусалима и о Шестидневной войне".

Шломо с воодушевлением сказал: "Мой дедушка воевал в ту войну. Он был среди солдат, которые сражались за Иерусалим!". Авиэль закричал: "Моя бабушка родилась в Гуш Эционе, её выгнали оттуда при создании государства. Только после Шестидневной войны она смогла вернуться туда!"

"Я вижу, что есть прекрасное начало для рассказов, – улыбнулась учительница,- принесите ваши рассказы до ближайшего воскресенья".
"Но как мне быть? – с огорчением сказал Саша. - Мои бабушки и дедушки вообще не были в то время в стране! Они были в СССР. Откуда я возьму рассказ о Шестидневной войне?"
"Все-таки спроси, возможно, это очень тебя удивит,"– ободрила его учительница.
"Конечно," – вздохнул Саша под звук звонка об окончании уроков.

Саша вернулся домой, подогрел себе еду и начал готовить уроки. Через несколько минут зазвонил телефон.
"Шалом," – ответил Саша без особого удовольствия.
"Шалом, это папа, – послышался знакомый голос. - Как было в школе?".
"Не спрашивай, – ответил Саша, - и почему именно у нас учительница с творческими идеями? Она хочет, чтобы мы поискали семейные рассказы о Шестидневной войне. Я ей сказал, что у нас – нет".

"Почему это у нас – нет? – удивился папа. - Если бы не Шестидневная война, я не уверен, что мы бы оказались в Израиле, да и вообще остались бы частью еврейского народа. Я позвоню дедушке Боре и бабушке Мане и приглашу их на ужин. Мы посидим и поговорим о Шестидневной войне и нашей семье," – предложил папа.
"Хорошо, встретимся вечером," – закончил разговор Саша.

Вечером все сидели вокруг стола. "Бабушка, дедушка, – обратился к ним Саша и рассказал о своей проблеме. - Я сказал учительнице, что вы вообще не были в стране во время той войны, но она настаивает, чтобы вы рассказали".

"Шестидневная война? Я с радостью расскажу тебе, – сказал дедушка. - Я родился в Москве, мой папа был инженером, а мама работала в университете. Я знал, что я еврей, но не было в этом какого-то особого смысла, кроме строчки в удостоверении личности. Правительство не разрешало людям выполнять заповеди или молиться и учило людей, что вера в Бога – это глупости, и только коммунизм, в который следует верить – это истина. Я был русский гражданин, как все остальные, часть остальных народов в тогдашнем Советском Союзе".

"И я росла в еврейском доме без понятия, что такое еврейство, – включилась в разговор бабушка, - и еврейство только мешало мне. Поступить в университет было трудно, были препятствия для евреев, но хорошо, что мне повезло – там я встретила твоего дедушку. Мы пошли к городскому чиновнику, и он записал нас без религиозной церемонии. Был в стране определенный антисемитизм, однако мы не чувствовали, что нам чего-то нехватает, мы гордились быть русскими. Тогда мы даже не думали, что когда-нибудь репатриируемся в Израиль".

"И что же случилось? – полюбопытствовал Саша, - как все это связано с Шестидневной войной?"
"В 1967 году египтяне начали угрожать, что уничтожат Израиль, – продолжил дедушка. - Они закупили у СССР оружие, русские специалисты поехали их учить, как воевать, советский президент даже поехал к египетскому президенту Насеру, чтобы подтолкнуть его для "борьбы против Запада" - на его языке - и воевать против Израиля".

"Мы начали очень волноваться, – сказала бабушка. - Мы слышали вновь и вновь, что собираются уничтожить Израиль, и переживали за евреев там. Была страшная пропаганда советских властей против Израиля, и нам было очень больно это слышать. Мы чувствовали, как будто наша семья в опасности, и были в большом напряжении".

"И тогда, в первую неделю июня началась война," – решил показать Саша свою осведомленность.
"Верно, и те дни были для нас ужасными, так как мы не знали, что действительно происходило в Израиле, – голос бабушки дрожал, когда она говорила. - В первые дни по радио говорили, что египтяне захватили большую часть страны, что Тель-Авив горит, и Израиль на пороге уничтожения".

"Ой-авой, – воскликнул Саша, - но ведь это было неправда".
"Было как раз наоборот, Израиль уничтожил египетскую авиацию на земле, занял Синай, и египтяне бежали от ЦАХАЛа. Но все это мы могли узнать только тогда, когда через несколько дней послушали ночью радиопередачи, которые запрещено было слушать – передачи с Запада, например, БиБиСи из Англии. Они рассказали нам правду о победе".

"Война закончилась меньше, чем через неделю, и тогда мы узнали правду уже в России, – продолжила бабушка. - Было две реакции. Русское правительство было разгневано, так как у арабов было русское оружие, а победил Израиль и сделал русское оружие посмешищем. Они называли Израиль агрессором и требовали вернуть все территории, которые он занял. Но на улице была совсем другая реакция. Евреи ходили с поднятой головой и были очень горды небывалым достижением. Евреи в Израиле показали всему миру, на что они способны, чтобы никто больше не говорил, что евреи не умеют бороться! Российские евреи почувствовали себя частью еврейского народа после многих лет отрыва от него. Они почувствовали, что государство Израиль – их семья и дом, и что однажды они захотят туда прибыть, как только будет им разрешено".

"Я вспомнил,– засмеялся дедушка, - как через неделю после победы мы шли по улице с нашим другом, которого звали Израиль. Он шел медленно, мы опасались, что он опоздает на трамвай, и крикнули ему: "Израиль, поторопись, а то опоздаешь!" Один из стоявших на остановке отреагировал на наши слова: "Израиль, не спеши, никуда ты не опоздаешь, Израиль уже победил".

Саша засмеялся и спросил: "Так вы решили уехать в Израиль из-за Шестидневной войны?" "Можно сказать так: это было начало, – сказал дедушка.- По следам той войны мы пробудились, начали интересоваться нашей историей и тайно изучать иврит, но прошло еще много лет, прежде чем появилась возможность уехать".

"Вот сейчас я понял, почему папа сказал, что если бы не Шестидневная война, он не уверен, что мы приехали бы в Израиль и вообще остались бы евреями, – сделал вывод Саша. - По существу, я и много других евреев приехали из Советского Союза благодаря Шестидневной войне. Учительнице очень понравится этот рассказ!"

"Живой журнал" jennyferd

Иллюстрация pan-zuzia