Maof

Sunday
Jan 17th
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг: 4 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда не активна
 
http://www.jerusalem-korczak-home.com/np/Isr/np169.html

В отношение самой же территории,интерес представлет Отчёт гражданской администрации Палестины, охватывающий период с 1 мая 1920 г. по 30 июля 1921 г. (фрагменты, весь отчёт – это 15 страниц убористого текста):

…после вхождения в Палестину армии генерала Аленби, эта армия оккупировала территорию. Население малочисленно, люди в городах пребывают в депрессии, большая часть культивируемых земель остаётся необработанной, падёж скота и лошадей огромен, леса почти исчезли, апельсиновые рощи засохли без орошения… Каждому европейцу, любому путешественнику, проезжающему по этим местам до Первой мировой войны, было хорошо известно, что эта территория была неразвита и имела малочисленное население. Сельхоз методы примитивны, огромные участки земельных угодий не обрабатываются. На склонах холмов могли бы произростать леса, но их нет. Целые мили песчаных дюн могли бы быть обращены в почву, однако, остаются нетронутыми, что представляет собой опасность…

…Из-за недоразвитости территории, она удручающе недонаселена. Численность населения в Палестине едва достигает 700 тысяч. Из них 235 тысяч – горожане, 465 тысяч – жители посёлков и деревень. Четыре пятых населения – мусульмане. Малая их доля – это бедуинские арабы. Остальные, хотя и говорят на арабском языке и именуются арабами, таковыми не являются, а представляют собой смешение рас. Около 77 тысяч – христиане, в основном – православные и говорящие на арабском языке. Меньшинство – католики, ещё меньше протестантов. Еврейское население насчитывает 76 тысяч человек. Предполагается значительное увеличение относительного числа евреев в Палестине. Уже были созданы еврейские сельскохозяйственные колонии. Они культивируют апельсины, виноград, производят и экспортируют вино.

Они осушили болота, посадили эвкалипты. Они используют современные методы в сельском хозяйстве. В настоящее время насчитывается 64 таких сельскохозяйственных поселений с населением 15 тысяч человек. Всякий, путешествующий в Палестине, остаётся приятно удивлён тем контрастом, который существует между этими процветающими посёлками и примитивными условиями жизни, окружающими их…

Подпись: Герберт Сэмьюэл, Верховный комисар и Главнокомандующий

Турки-османы завоевали Палестину и другие территории Ближнего Востока в 1516 году. По указу султана Селима I (1512–1520) завоеванные земли были поделены на санджаки, составлявшие часть более крупной административной единицы – вилайета. В Цфате, Иерусалиме, Хевроне, Газе и Наблусе переписчики учитывали не только отдельно общины иудеев и самаритян, но и хозяйства евреев, прибывших из Испании, Португалии, Италии, Германии, Венгрии, стран Магриба, а также евреев, говоривших по-арабски. В Галилее проживало около 10 тысяч евреев. В 1555–1556 годах общее население Палестины составляло около 300 тысяч человек.

Официальная турецкая перепись 1882 года насчитывает только 141 тысячу мусульман. Спустя сорок лет, в 1922 году, их число возросло до 650 тысяч, или на 450 %. В 1938 году арабов стало более миллиона – увеличение на 800 % за 56 лет. Немыслимо объяснить это естественным приростом – даже если арабы рожают так, как они рожают. Например, в 1944 году они уверяли, что прирост составлял 334 человека на тысячу. Это в четыре раза больше, чем в сопредельном Египте, и в три раза выше, чем в Ливане и Сирии, где естественный прирост и так один из самых высоких в мире. Показательно, что наибольшая концентрация арабов была зафиксирована в местах, колонизованных евреями.

Арабы массово стекались в Палестину, привлеченные еврейским преображением страны. В 1922 году британский губернатор Синайского полуострова писал, что “незаконная иммиграция арабов идет не только с Синая, но и из Трансиордании и Сирии”. В 1930 году комиссия Хоупа-Симпсона, работавшая по заказу мандатных властей, докладывала, что “списки безработных крайне раздуты иммигрантами из Трансиордании”.

Масштабы незаконной арабской инфильтрации комментировал даже британский премьер-министр Черчилль, заметив в 1939 году, что [в Палестине] “арабов не только не притесняют, но они стекаются туда толпами и умножаются”. Было это сказано в 1939 году, когда англичане всячески противодействовали приезду в Палестину еврейских беженцев из Европы. Малькольм Мак-Дональд, один из основных авторов британской Белой Книги (1939), законодательно ограничившей въезд евреев в Палестину, признавал, что если б не наличие в стране евреев, количество арабов вряд ли достигло бы и половины их нынешнего числа.

Таким образом, евреи, особенно прекраснодушно-наивные пионеры, мечтавшие о новой “ханаанейской” общности евреев и арабов на библейской земле, не только не вытесняли арабов, но и явились главной причиной арабской иммиграции.

Новопереселенческий характер арабского населения подмандатной Палестины весьма характерно отразило постановление ООН о так называемых беженцах. Беженцами признавались арабы, которые жили на территории, отведенной решением Генеральной ассамблеи под еврейское государство, в течение двух лет. И бежали они, понуждаемые армиями пяти сопредельных арабских стран, вторгшихся на территорию Израиля, чтобы уничтожить его – а вместе с тем и резолюцию ООН.

Ни захватившие в 1948 году сектор Газа египетские арабы, ни овладевшие Иудеей и Самарией плюс половиной Иерусалима иорданские арабы не только не позаботились о создании арабского государства Палестина, но и не предоставили жителям этих территорий гражданских прав.

В Британском отчёте Лиге Наций 1935г отмечено:
"1557 человек (из которых 565 - евреи), пытавшихся проникнуть в страну незаконно, были обнаружены, приговорены к заключению и рекомендованы к высылке." [26]


Энциклопедия Британика на основании турецкой переписи 1844 года сообщает, что в Иерусалиме жило 7120 евреев, 5 тысяч мусульман и 3390 христиан.

Во французском справочнике за 1876 год мы находим, что в 1876 году в Иерусалиме жило 12 тысяч евреев, 7560 мусульман и 5470 христиан.

А вот палестинский календарь за 1895-1896 годы. Население Иерусалима : 28112 евреев, 8560 мусульман и 8748 христиан - евреев много больше, чем мусульман и христиан, вместе взятых!

По переписям Британской мандатной власти за 1922 год - 33971 еврей и только 13413 мусульман и 14699 христиан. 1931 год - 51222 еврея, 19894 мусульманина и 19335 христиан.

В 1948 году при образовании Государства Израиль, в Иерусалиме жило 100 тысяч евреев, 40 тысяч мусульман и 20 тысяч христиан. За сто лет, с 1844 года, евреи в Иерусалиме всегда были в большинстве.

При турецком господстве Сирия была разделена на 4 провинции — пашалыка с центрами в Дамаске, Триполи, Сайде и Халебе. Халебский пашалык находился, как отмечалось выше, на особом положении, и в нём были поселены турецкие тимариоты. В других пашалыках продолжали господствовать местные феодалы, сохранившие свои земельные владения и привилегии в качестве вассалов турецких пашей. Паша, являвшийся представителем султанской власти, собирал с населения пашалыка подати через арабских феодалов. Меньшую часть собранных податей он отсылал в султанскую казну в Стамбул (Константинополь), а большую часть оставлял в своём бесконтрольном распоряжении. На эти средства паша был обязан содержать войско, находившееся под его командованием и комплектовавшееся первоначально из янычар и сипахиев, а позднее из наёмников. В целях личного обогащения паши старались собрать как можно больше податей, вовсе не считаясь ни с экономическим состоянием пашалыков, ни с платёжеспособностью населения.

Жестокая эксплуатация населения вела к упадку хозяйства, особенно земледелия. Торговля тоже значительно сократилась. На размерах сирийской транзитной торговли отрицательно сказались и великие географические открытия конца XV в., в результате которых товары из Индии и Индонезии стали поступать в Западную Европу преимущественно по океанским путям, минуя страны Передней Азии. Сирийская торговля страдала также от высоких, часто произвольных пошлин, взимаемых на многочисленных таможнях, а главное — от разбойничьих нападений пашей и феодалов на купеческие караваны. Паши нередко захватывали ценные товары прямо на складах местных купцов или путём грубого вымогательства отнимали у них значительные суммы денег. Тем не менее караванная торговля товарами, поступавшими из Северной Индии, Ирана и Средней Азии, не прекращалась, равно как продолжался и вывоз сельскохозяйственных продуктов и ремесленных изделий (тканей, изделий из металла, стекла и т. д.) из Сирии в Европу.

Турецкому правительству приходилось считаться с силой и влиянием наиболее крупных арабских феодалов. Но оно старалось ослабить их, используя старые племенные и родовые распри, религиозную рознь, политическое соперничество, часто приводившие к междоусобным вооружённым столкновениям.

Относительной независимостью при турецком господстве пользовались феодалы Ливана, горной страны, подчинить которую только силой оружия было весьма трудно. Наибольшим влиянием в Ливане в течение более столетия после турецкого завоевания пользовался феодальный род Маанидов. С целью ослабления Маанидов турецкие власти поощряли выступления против них других феодалов, но эта политика не имела большого успеха.

В 1584 г. вооружённый отряд ливанцев напал на турецкий караван, вёзший в Стамбул собранные в Египте и Сирии подати. Тогда султанское правительство поручило египетскому паше произвести расправу с маанидским эмиром, которого оно обвинило в организации этого нападения. Турецкое войско под командованием египетского паши вторглось во владения Маанидов и подвергло население жестокой расправе, хотя оно не имело никакого отношения к ограблению каравана. Маанидский эмир, засевший в неприступном замке в горах, вскоре умер. Некоторые другие ливанские феодалы были вынуждены отправиться в Стамбул и при помощи крупных взяток «доказывать» турецкому правительству свою непричастность к ограблению каравана.

Подобные расправы турецких властей, эксплуатация, произвол и насилия янычар вызывали в Ливане всеобщее возмущение. Против ненавистного турецкого ига вспыхивали восстания, которые беспощадно подавлялись завоевателями.

Используя борьбу народных масс против турецкого господства, Мааниды попытались добиться полной политической независимости Ливана от Турции. Эта попытка связана с именем эмира Фахр-ад-дина II. Он был признан ливанскими феодалами правителем родовых земель Маанидов ещё в 1585 г., когда ему исполнилось всего 13 лет. Действительную власть Фахр-ад-дин приобрёл в конце XVI в. и правил всё более разраставшимися владениями до 1635 г., с перерывом в 5 лет. Вначале Фахр-ад-дин исправно выполнял свои вассальные обязательства по отношению к турецкому султану, вносил в султанскую казну подати с подвластного ему населения, воздерживался от нападений на округа, управляемые непосредственно турецкими пашами. Поэтому турецкие власти не препятствовали ему расширять территорию своего эмирата за счёт владений других местных феодалов. В распоряжении Фахр-ад-дина имелись значительные вооружённые силы наёмных отрядов, а также ливанских ополченцев. Численность его войска достигала 40 тыс. бойцов.

В начале XVII в. владения Фахр-ад-дина простирались от ливанского побережья (с городами Бейрутом и Сайдой) до Скфада и Баниаса на юге. Он установил своё влияние также на территории к востоку от Иордана. Ею войска находились на подступах к Иерусалиму, и для них был открыт путь в Египет. С расширением территории возрастали поступавшие в казну Фахр-ад-дина налоги и таможенные пошлины.

Располагая большими вооружёнными силами и денежными средствами, Фахр-ад-дин попытался завязать непосредственные дипломатические отношения (минуя турецкое правительство) с итальянскими государствами и с Францией, которые, ведя значительную торювлю с Сирией и Ливаном, были со своей стороны заинтересованы в установлении связей с влиятельным ливанским эмиром. Фахр-ад-дин заключил торговый договор с Флоренцией. Это создало благоприятные условия для торговли итальянских купцов и вообще для экономического и политического проникновения европейцев в страны Леванта.

Укрепление фактически самостоятельного государства Фахр-ад-дина вызвало решительное противодействие со стороны турецкою правительства. В 1609 г. на пост дамасского паши был назначен Ахмед Хафиз, пользовавшийся репутацией энергичного и решительною военачальника. В его распоряжение турецкое правительство предоставило значительные вооружённые силы из Анатолии и предписало ему восстановить турецкое господство во владениях Фахр-ад-дина. К Ахмеду Хафизу примкнуло немало местных феодалов с их ополчениями, в том числе некоторые феодалы из рода Шихабов, являвшихся соперниками Маанидов. Но и соединённые турецкие и арабские силы не смогли сразу сломить сопротивление войск маанидского эмира.

Только в 1613 г., когда турецкий военный флот в 60 галер блокировал сирийско-ливанское побережье, Фахр-ад-дин отказался от дальнейшего сопротивления и отплыл на французском корабле в Италию. Здесь, находясь при дворе великих герцогов тосканских Медичи, он в течение 5 лет безуспешно старался вызвать вооружённое вмешательство итальянских государств и Франции в его борьбу с Османской империей.

В 1618 г. Фахр-ад-дин вернулся в Ливан. Прежняя борьба с турками создала ему славу героя. Поэтому его призыв к возобновлению борьбы против турецкого гнёта нашёл широкий отклик. Фахр-ад-дин быстро сформировал войско в 100 тыс. бойцов. Пользуясь поддержкой широких народных масс, он ликвидировал турецкое господство на большой территории — от Антиохии до Сафада. Через 5 лет он разбил войско дамасского паши, а затем завоевал Палестину.

Захват обширных территорий привёл, однако, к распылению вооружённых сил Фахр-ад-дина. Его наиболее боеспособные части были разбросаны по крепостям, составляя их гарнизоны. Местные ополченцы, утомлённые длительной борьбой, не желали надолго оставаться оторванными от своих деревень, садов, полей и виноградников. В то же время возраставшие налоговые тяготы, связанные с войной, вызывали недовольство крестьян, в том числе и тех, которые входили в состав ополченских отрядов.

Используя эти обстоятельства, турецкое правительство нанесло поражение Фахр-ад-дину. Сам он был захвачен в плен и в 1635 г. казнён в Стамбуле.

http://historic.ru/books/item/f00/s00/z0000029/st024.shtml

http://myisrael.lugovsa.net/history/ottomanes.htm

Палестинские беженцы - мигранты из арабских стран

- Корни большинства палестинских беженцев - в Сирии, Египте, Ливане, Судане, Алжире, Ливии. Их предки иммигрировали в Палестину в период с 1830 по 1947 год. С 1880 года до начала Войны за независимость арабское население Яффо, Хайфы и Рамле выросло в 17, 12 и 5 раз соответственно.

- "30-36 тысяч сирийцев иммигрировали в Палестину только за последние месяцы" (Сирийская газета La Syrie, 12 августа 1934 года).

- Город Яффо принял арабов из 15 стран. В городе появились так называемые "египетские кварталы" - Абу-Кабир, Саламе, Сумайль, Шейх-Мунис, Фуджа и др. Во время египетской оккупации 1831-40 гг. тысячи египтян переехали в Яффо, Бейт-Шеан, Калансуа, Шхем, Акко, нынешние Петах-Тикву и Хадеру.

- Тысячи арабских рабочих-мигрантов были завезены с Палестину оттоманских режимом, а затем и британскими мандатными властями для выполнения крупных проектов. Дополнительным фактором миграции стало расширение еврейского бизнеса в обстановке ограничения иммиграции евреев из других стран.
http://www.acpr.org.il/hatikvah/06-Russian-Ad.htm