Maof

Thursday
May 25th
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 
Оружие и забаррикадировавшиеся в аль-Аксе, полиция, опасающаяся войти в мечеть, и евреи, всегда виноватые во всем: это то, что было тут в 1938г.

Английские солдаты у закрытых ворот Храмовой Горы. 1938г

Волна террора, заливающая страну в эти дни и затрагивающая вопрос Храмовой Горы, удивительным образом напоминает дни "арабского восстания" 1936-39 годов. Тогда арабская сторона действовала против мандатных британских властей и еврейского ишува, используя Храмовую Гору для нужд террора, подстрекательства и убежища для руководства, в первую очередь, разумеется, Хадж Амина аль-Хусейни. Этот муфтий сочинил байку о, якобы, плане евреев и сионистского руководства нанести ущерб исламским святыням и мечетям на Храмовой Горе, что привело к вспышке погромов 1929г.

Вследствие объявления всеобщей арабской забастовки (апрель 1936), которая выразилась в кровавых беспорядках со стороны арабов, правительство Британии назначило королевскую комиссию по расследованию (август 1936) для проверки факторов, приведших к вспышке. Члены комиссии во главе с лордом Пилем прибыли в ноябре 1936г. и находились здесь 3 месяца. В декабре 1936г. в рамках энергичной пропаганды в мечетях, призывавшей к обзаведению оружием, сказал Эзоповым языком проповедник в мечете аль-Акса, что "каждый имеющий жену должен беречь ее, а не имеющий должен немедленно обзавестись. И тут же присутствующим было разъяснено, что подразумевается винтовка, а не женщина". ("Давар" 17.12.1936)

В июле 1937г. были опубликованы рекомендации комиссии Пиля, в основе которых раздел Страны на 2 государства - еврейское и арабское и коридор от Яффо до Иерусалима, который должен был остаться под Британским суверенитетом. Арабское руководство отвергло выводы комиссии и вскоре было возобновлены теракты. В качестве реакции британская армия выставила блок-посты на дорогах, ведущих к Храмовой Горе и к дому мусульманского совета с целью поиска оружия и разыскиваемых подозреваемых во главе с аль-Хусейни. "Распространился также слух, что армия задержала автомобиль муфтия, но он не находился в нем. Солдаты обыскали автомобиль". ("Давар", 21.07.1937, вечерний выпуск)

В те дни муфтий постоянно находился на Храмовой Горе и не выходил за ее ворота, чтобы увильнуть от ареста британской полицией, опасавшейся конфликта в святом месте. ("Давар" 25.07.1937) В последующие недели от арабского источника, приближенного к муфтию, стало известно, что проводившаяся проверка купола была прикрытием для введения на Гору вооруженной арабской группы под видом рабочих для усиления безопасности муфтия "и защиты его в случае, если власти решат арестовать его". Также все заседания Высшего арабского комитета стали проводиться на Храмовой Горе. ("Давар" 2.09.1937)

Вследствие убийства губернатора Галилеи Льюиса Эндрюса арабской террористической бандой (26.09.1937) британское правительство уволило аль-Хусейни со всех должностей (30.09.1937). Через 2 недели после этого муфтий организовак теракт в Иерусалиме, под шум которого бежал из страны (15.10.1937). В последующие месяцы публиковались сообщения об использовании территории Храмовой Горы для укрывательства бандитов-террористов и хранения взрывчатки. Так, например, 4.01.1938 с Горы были вывезены 1500 патронов и переданы арабским бандам в Хевроне в связи с дефицитом амуниции там.

Кроме того, на территории Горы были "трудоустроены" в качестве телохранителей муфтия члены хамулы (клана) Барнауи, прибывшие из Нигерии. Среди них выделялся Мохаммед аль-Барнауи, продолжавший выполнять указания Муфтия и после увольнения того. Чтобы не быть арестованным, он все время оставался на Горе, и британская попытка арестовать его там в феврале 1938 не преуспела. На Горе был создан полицейский участок с 8 полицейскими и 2 детективами в штатском. До того там присутствовали сержант и два полицейских. "Предполагают, что полицейский участок был создан там для инспекции мечети в связи со слухами, что там скрываются элементы, бежавшие от руки закона" ("Гаарец" 15.03.1938)

"Провокации"

Руководители арабского террора использовали деятельность Вакфа и мандатных властей по ремонту купола на Скале, чтобы принести на Храмовую Гору оружие: "При обыске, проведенном вчера полицией в сотрудничесте с армией в Старом городе, на территории мечети Омара возке Купола было обнаружено большое количество оружия. Оно было спрятано средо строительных материалов, приготовленных для ремонта трещины в мечети. Среди прочего, найдены мины, патроны и винтовка" ("Гаарец" 17.07.1938, вечерний выпуск)

На следующий день была взорвана бомба на арабском рынке, на спуске ул.Давида в Старом городе. "Результаты были ужасающими", и в больницу были доставлены 10 погибших и около 30 раненых, все - арабы. Взрыв произошел вскоре после окончания пятничной молитвы в мечети аль-Акса в 13:15. Арабы немедленно возложили ответственность на евреев, и в Иерусалиме царило напряжение.

В следующие 2 дня горожане выдвинули другие предположения: 1) полицейские обыски в Старом городе вынудили вожаков арабского террора "поспешить вынести из мечети оружие до того, как оно будет обнаружено"; задание было поручено феллахам (сельским жителям), которых обычно не обыскивают; во время переноса самодельной бомбы, заполненной сотнями гвоздей, произошел взрыв 2) это была кровная месть родственников араба, убитого неподалеку от того места ("Давар" 17.07.1938)

Через две недели после этого при обыске у одного из охранников Вакфа в комнате возле Виа Долороза была обнаружена самодельная бомба ("Цофе" 31.07.1938) Не исключено, что он принадлежал к хамуле Барнауи, проживавшей в квартале "харт аль-авид" (черных рабов).

В июле 1938г. сотни членов арабских банд начали проникать в Старый город и вытеснять оттуда британскую полицию. Захват завершился осенью (8.10.1938) и не оставил англичанам выбора, кроме немедленного занятия обратно. В Ошана-Раба праздника Суккот в том году (16.10.1938) взрыв на Храмовой Горе привел к ранению нескольких арабов. Эта "производственная авария" арабских террористов могла быть использована ими как провокация. Газета "Давар" предупреждала: "Взрыв на Храмовой Горе может дать в руки террористов опасное оружие: навет и клевету... хоть ясно и известно, что взорвавшаяся бомба не была принесена извне, а была задействована изнутри... По мере приближения политических решений и ослабления надежд дирижеров террора, что решение будет соответствовать их желаниям, тогда увеличатся усилия взбудоражить Страну и соседние страны любыми средствами, в том числе не раз опровергавшимся утверждением, что святые для ислама места подвергаются опасности... Мечеть Омара находится под усиленной охраной и ее невозможно повредить снаружи, но возможна арабская провокация изнутри" ("Давар" 18.10.1938)

Следующей ночью (19.10.1938) началась молниеносная операция, в ходе которой 2 британских батальона силой ворвались в Старый город. Многие члены арабских банд бежали из города или спрятались на Храмовой Горе, куда британские силы не вошли. В последующие дни операция завершилась, при этом один солдат был убит выстрелом с минарета. Но в армейских инструкция говорилось, что "запрещается стрелять по минаретам, разве что в качестве ответного огня. А по мечети Омара не стрелять в любом случае". Шейхи из Вакфа осудили выстрел и выразили готовность назначить специальных охранников, которые воспрепятствуют проникновение на минареты. Они также согласились с присутствием правительственных сил на зданиях, с которых можно обозревать местность" ("Давар" 23.10.1938)

В отношении "опасности", грозящей городу, писала газета "Цофе": "Занятие города властями породило ложные опасные слухи ... будто бы святость Иерусалиме осквернена иностранцами... Главы мусульман превращают религию в разжигающую рознь политику, в кровавое подстрекательство... Ученики муфтия идут по его стопам и прикрывают свои кровавые деяния плащом религии, они опытны в наветах. И на нас - евреев - они возводили наветы. Теперь вся Страна и весь мир будет знать правду, кто оскверняет святыни, кто разрушает Иерусалим и всю Страну, а кто заботится о них" ("Цофе" 23.10.1938)

Это было лишь промо использования арабами военной силы на Храмовой Горе, что дошло до пика во время Войны за Независимость и Шестидневной войны. Много воды утекло с тех пор в Кедроне, но на самой Горе все продолжается по-прежнему: от Хадж Амина до Раэда Салаха.

Д-р Дотан Горен - преподаватель в академическом колледже Герцог и исследователь святых мест в Эрец Исраэль

("Макор ришон" 9.10.2015)


Перевел Моше Борухович
МАОФ

Храмовая гора

Сайты посвященные Храмовой горе:

The Temple Mount Arheological Destruction (сайт подробно рассказывающий о разрушениях причиненным работами ВАКФа на Храмовой горе)

"Верные Храмовой горе" http://www.templemountfaithful.org