Maof

Sunday
Jan 21st
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 
Через несколько дней после визита Садата в Израиль один журналист позвонил человеку, о котором ходили слухи, что он заранее предвидел визит, который не ожидали даже компетентные разведывательные органы. В газете "Маарив" хотели взять интервью у этого человека. После кратких сомнений он решил отвергнуть просьбу об интервью. Его смущала возможность, что люди начнут относиться к нему, как к предсказателю будущего. Он в самом деле предвидел шумный египетский визит, но не благодаря небесному откровению, а посредством холодного политического и психологического ситуации. Весной 1976г. - за полтора года до визита адата - он распространил среди своих друзей объемную статью, в которой высказывал оценку, что в рамках усилий по возвращению Синайского полуострова и восстановлению международного статуса египтяне могут задействовать самое грозное оружие - протянуть руку Израилю.

У меня еще хранится копия той статьи, напечатанной на пошущей машинке IBM - вершине тогдашней оффисной техники. На 9 странице в очень ироническом духе написано, что Садат может вдруг послать "двух столяров подремонтировать какой-то косяк в Кфар-Сабе или двух мелких чиновниковпрямо в Тель-Авив для ведения каких-то переговоров, не важно о чем", и тогда "правительство Израиля выйдет из себя от воодушевления и возбуждения, все 22 министра, как один, встанут от бесконечного волнения навстречу двум мелким чиновникам. С открытыми объятиями и влажными от слез глазами падут на их шеи и голосом, сдавленным от радости и слез, возгласят "как велик этот день, наше сердце открыто всем вашим устремлениям".

И так было. Президент Египта не послал двух столяров в Кфар-Сабу - он отправил себя, и государство Израиль трепетало от чувств и предалось ему. Если бы в тот вечер приземлился здесь Машиах, волнение не было бы бОльшим. 30 лет вражды между Израилем и арабскими странами превратили нас в наркоманов идеи мира и повредили взвешенность решений во всем, что касается тарифов мира. Израиль отнесся к визиту Садата, как к чудесному событию, выходящему за рамки природы, и не понял, что речь идет об ожидаемом и предсказуемом развитии: приземлившись в Израиле, Садат воплотил теорию железной стены Жаботинского. Война Судного дня прояснила ему, что Израиль невозможно победить на поле боя, и он решил победить другим путем. 15 лет спустя скопировал его Арафат вследствие поражения первой интифады. Немного не хватало, чтобы и семейство Асадов повело себя подобным образом в конце 20-го века, но оно опасалось, что не получит взамен Голаны, и передумало в последний момент.

Когда египетский президент приземлился здесь 40 лет назад - 19 ноября 1977г. - было довольно ясно, что Израиль согласится с его требованиями об отступлении. Никто не говорил об этом в тот исторический вечер, но каждый, имевший глаза, понимал. Садат взял с нас сумашедшую цену за билет на самолет из Каира в аэропорт им.Бен-Гуриона. Он чувствовал нашу страсть к урегулированию отношений с соседями, нашу бесконечную благодарность за шумный визит - и реализивал это до последнего сантиметра Синайского полуострова и последнего кирпича Ямита.

Главный армейский раввин Гад Навон предоставил мирному соглашению с Египтом статус мгновений Геулы, вроде освобождения Иерусалима в 1967г. Он сочинил особую благодарственную молитву, посвященную "нашему выдающемуся главе правительства господину Менахему Бегину, ШАЛИТА". В 4-м абзаце говорится: " Мы благодарим Тебя за то, что Ты придал стойкости, укрепил и поддержал хорошим советом нашего премьер-министра Менахема Бегина, его министров и советников, найти путь преодолеть препятствия и найти общий язык с руководителями Египта, достичь дня, о котором мы мечтали".

Тогдашний главный раввин Израиля Шломо Горен был менее восторжен. Он провел галахическое различие между Синайской пустыней, которую он не рассматривал как часть Эрец Исраэль, и районами Рафиаха и Ямита, которые, без сомнения, включены в границы Эрец Исраэль по Торе". Бегин с воодушевлением принял одну часть решения Горена и холодно отверг другую. До последних дней жизни он повторял надуманное утверждение, как будто депутаты от Маараха виноваты в разрушении поселений района Ямит, потому что не согласились на раздельное голосование в Кнессете по вопросу мирного договора и по вопросу будущего поселений. Он отвергал факт, что он сам положил на стол Кнессета оба предложения и поддержал оба их. Из-за него, только из-за него мы потеряли район Ямита и Офиру (прим.перев. - нефтяной район Синая и поселок)

Глава первого ликудовского правительства прибыл на Кемп-Дэвидскую конференцию как слишком возбужденный покупатель и вышел без агоры в кармане. Хоть уже 40 лет нет войн между Израилем и Египтом, но и с Сирией нет войн уже 40 лет без того, чтобы мы разрушили хоть одно поселение на Голанских высотах.В обоих случаях мы должны противодействовать сумашедшим мусульманских террористам за пограничным забором. Несколько лет назад и сам Египет превратился в фанатичное исламское гисударство. Небольшое чудо и удачные трюки вернули пока Египет в состояние здравомыслия, но и сегодня Египет поддерживает очень прохладный мир с нами и закупает современные немецкие подводные лодки. Из-за занятости аспектами возможной коррупции в нашей закупке подводных лодок не было еще серьезного обсуждения: зачем вообще Египту усовершенствованные подлодки? Кто угрожает ему и против кого он собирается использовать их? Может, против нас?

Компетентные специалисты по Бегину утверждают время от времени, что он пожертвовал Синаем и 17 поселениями, чтобы спасти Иудею и Самарию. Плохонькое утверждение. Разрушив Ямит, он нанес ужасный удар по поселенчеству в Иудее и Самарии. Его рука, подписавшая Кемп-Дэвидские соглашения, подрубила бывший до того святым принцип определения границы страны по борозде плуга. (прим.перев. - имеется ввиду высказывание Бен-Гуриона, что граница Страны пройдет там, где пройдет плуг еврейского поселенца) Почитаемый лидер Ликуда предоставил левым моральное разрешение на разрушение поселений. Правые предупреждали его, что он готовит почву для дополонительных разрушений, но напыщенный Бегин был глух к этим предупреждениям.

"Нет даже горсти опасений разрушения поселений в Иудее и Самарии, секторе Газы и на Голанских высотах", - сказал он в интервью газаете "а-Цофе" за несколько месяцев до разрушения Ямита (2.9.1981) Судьба Гуш-Катифа доказывает, что то был несчастный прогноз. Опьянение чувств Бегина в период мирного процесса с Египтом повредило взвешенности его решений и вернуло Израиль в положение угрожаемого государства без стратегической глубины, как перед Шестидневной войной. Можно было прийти к миру с Египтом за гораздо меньшую цену. В бою за мир Ануар Садат победил Менахема Бегина.

("Макор ришон" 17.11.2017)

Перевел Моше Борухович