Maof

Wednesday
Oct 21st
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг: 5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 
(20.12-07) Группой специалистов под руководством бывшего гендиректора министерства финансов профессора Эзры Садана и экс-заместителя управляющего Банком Израиля Якира Плеснера было проведено исследование экономического и социального положения евреев, изгнанных в 2005 году из поселений Гуш-Катифа (Газа) и Северной Самарии.

Шокирующие результаты этого исследования будут представлены парламентскому лобби на экстренном заседании Кнессета, посвященном судьбе поселенцев Гуш-Катифа.

Несмотря на то, что со дня эвакуации поселений Газы минуло уже более двух лет (28 месяцев) - 85% эвакуированных семей все еще проживают во временных жилищах. 1 260 бывших жителей Гуш-Катифа трудоспособного возраста не имеют сегодня работы, а 500 семей живут на социальное пособие.

Расходы на предпринятое кабинетом Шарона «одностороннее отделение» и насильственное выселение жителей тяжелым бременем легло и на израильское общество. По данным консультативной группы Садан-Ловенталь, к настоящему моменту израильские налогоплательщики уже потеряли 250,9 миллионов долларов, потраченных на осуществление программы изгнания еврейских жителей Газы и Северной Самарии, включая компенсации и пособия изгнанникам. Дальнейшие бюрократические проволочки в предоставлении изгнанникам обещанной им помощи, приводящие к безработице и социальной дезинтеграции бывших жителей Гуш-Катифа и Самарии будут стоить Израилю 35,14 миллионов долларов ежегодно.

В исследовании утверждается, что политика, проводимая государством, в конечном счете, обернется миллионным потерями и бумерангом ударит по налогоплательщикам. По оценкам исследователей, в подходе госструктур к решению проблем, выселенных из Гуш Катифа людей практически отсутствует индивидуальный подход, что резко ухудшает результаты действий государства. Все вопросы решаются «приблизительно». В «усредненном режиме», как правило, на уровне «коммун» выселенных.

Между тем в стране происходит заметное нарастание конфронтации властей с представителями «национально- религиозного» лагеря. В том числе и с бывшими жителями Гуш Катифа, протестующими сегодня против планов правительства продолжить «болезненные, но необходимые уступки», грозящие новыми выселениями евреев.

Так, по сообщениям правых израильских сетевых СМИ, некоторое время назад израильская полиция задержала несовершеннолетних девушек - участниц демонстраций протеста правого лагеря против действий правительства в связи с конференцией в Аннаполисе. В тюрьме несовершеннолетних подвергли изощренным издевательствам, сопровождавшимся нарушениями закона, в том числе и избиениями девушек.

Комментарий
Терминология, а главное, - жалостливая интонация, ощущающаяся в исследовании вполне может показаться очень и очень неприятной бывшим жителям Гуш-Катифа, подавляющее число которых до момента, когда их силой вырвали из «земли», родных мест и своих домов, - не нуждалось в социальной опеке и финансовом помощи государства. В положении нищих, нуждающихся в ежедневной помощи, - оказались люди, многие из которых до изгнания были предпринимателями и успешными бизнесменами, владельцами преуспевающих хозяйств, экспортерами экологически чистой сельхозяйственной продукции и т.д. и т.п.

Авторы исследования отмечают, сравнивая произошедшее в Гуш-Катифе с аналогичными событиями на Синае, в следствии передаче последнего Египту, - что изгнанники того времени получили достойную компенсацию – по полмиллиона долларов на выселяемую семью (нынешняя сумма компенсации на семью- лишь 125 тыс. долл.!), что в любом случае избавило перенесших серьезную личную травму людей, чьи дома были разрушены, - по крайней мере достойное материальное существование. И главное, осознание того факта, что государство и общество в целом ощущает их боль как свою, и готово им помогать всерьез.

То, что было сделано государством с жителями Гуш Катифа, кроме известной политической подоплеки этих действий (сегодня, после того как изгнание осуществлено и принесло свои плоды, воспринимающееся как дурной сон), - содержало нечто новое, незнакомое изгнанникам Синая.

Речь идет о холодном равнодушии и отчужденности, близких к неприязни и даже ненависти непосредственно к жертвам - объектам изгнания. Если бы этой, вполне эмоциональной, личностной подоплеки в действиях изгоняющих не было - то нашлись бы в стране, встретившей один из последовавших затем годов избытком бюджетных средств в 10 млрд шек., деньги, силы, а главное, подобающее отношение к изгнанным людям, для того чтобы их хотя бы социальные и материальные проблемы как можно быстрее исчезли.

Вместо этого наблюдается откровенное мучительство по отношению к этим людям, за которым отчетливо просматривается желание сломить их морально.

Из этого же, весьма сомнительного с точки зрения сочувствия подвергшихся изгнанию людей, – и отношение полиции к участникам и участницам демонстраций протеста против политики изгнания евреев, в том числе и к несовершеннолетним. Полиция не ограничивается лишь охраной правопорядка. К задержанным проявляется необычная жестокость, применяются методы морального унижения. В том числе и противоречащие закону, такие как обыск и раздевание несовершеннолетних.

Просто с правонарушителями себя так не ведут. Так ведут себя с теми, кто по настоящему неприятен и по отношению к которому испытывают настоящее чувство враждебности. Эта жестокость тем более бросается в глаза на фоне повсеместно процветающей атмосферы расслабленности и даже небрежности полиции по отношению к настоящим социально опасным преступникам. Достаточно вспомнить позорную историю побега, вернее ухода из под конвоя, опаснейшего насильника и садиста Бени Селы.

Израильское государство и левые СМИ, полные сентиментального сочувствия к «социально слабой» арабской общине Израиля, - несмотря на соучастие в терактах и шпионаж в пользу врага ее представителей, - мигом теряет свою мягкость, терпимость и сентиментальность, когда речь идет о «незаконных» уличных акциях протеста несовершеннолетних религиозных девушек, - принадлежащих к пережившему страшный удар «одностороннего отделения» - национально-религиозным сектору.

Перспективы
Такое впечатление, что одностороннее отделение Израиля осуществлялось правительством не столько «от Газы», сколько от израильского национально-религиозного лагеря, представители которого в основном и проживали в еврейских поселениях Газы.

Особенно это чувствуется по отношению властей к изгнанникам уже после того, как страсти вокруг изгнания давно улеглись, и осталось только достойно и по-человечески отнестись к проигравшему противнику - бывшим жителям Гуш-Катифа.

Но именно на них и именно сейчас власти вымещают свои подлинные чувства. Давая понять, как они относятся к этим непонятным и раздражающим идеалистам, мешающим тихо забыть, для чего КРОМЕ материального благополучия жителей и их частых поездок за границу, - создано и существует государство Израиль.

Явный политический крах затеи «одностороннего отделения», полное фиаско этого плана на «палестинском направлении» похоже лишь подогревает неприязненные чувства светской левой элиты к жертвам ее политических экспериментов.

Возможно это происходит потому, что пропасть между обоими лагерями - светским левым и правым национально-религиозным, - в последние годы стала буквально зияющей. Этим двум лагерям все больше не по пути.

Собственно светский лагерь особо никуда и не собирается идти. Б-жественных идеалов он перед собой не ставит. А к сионистским идеалам (когда-то двигавшим отцами и дедами нынешних левых израильтян) в достаточной степени равнодушен, если не прямо их отрицает (как бывший председатель Кнессета и член партии «Авода» Авраам Бург).

Первое (то есть отделение от Газы) израильским стратегам, похоже, так и не удалось. Вряд ли удастся и второе, то есть отделение Израиля от его национальных и религиозных корней и от носителей этих взглядов.

Как ни странно та неприязнь и злорадство, которые проступают сквозь сочувственные вежливые заявления, и с которыми левая политическая элита и контролируемые ею государственные институты, прежде всего суды и полиция, относится к жертвам своей политики - эта все более откровенная неприязнь вселяет оптимизм. Она означает, что изгонявшие всерьез боятся изгнанных (а не наоборот). И той правды, которая - за изгнанными.

А это значит, что изгонявшие евреев из Гуш Катифа чувствуют свою слабость. Чувствуют, что рано или поздно они проиграют, несмотря на отдельные мелкие успехи в изгнании евреев с их земли из их домов.

www.evrey.com

Иллюстрация pan-zuzia