Maof

Wednesday
Oct 21st
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг: 5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 
Комментарий к военной операции в Газе

Республика опять в кольце волчьем.

Итак, поднимем этот тост стоя

И выпьем нынче в первый раз молча,

За тех, кому за пулемет браться,

За тех, кому с винтовкой быть дружным,

За всех, кто знает, что глагол "драться" -

Глагол печальный, но порой нужный.

За тех, кто вдруг, из тишины комнат,

Пойдет в огонь, где он еще не был.

К. Cимонов, Новогодний тост

 

"Ваша вина, напутали, братцы.

Вот и пустили крови лохани.

Нечего зря за оружие браться"

"Нет, за оружие браться нужно,

только более решительно и энергично.

В. Маяковский,

 

В эту Новогоднюю ночь мы поступили точно по Симонову, разве что делали это, вследствие этнической особенности собравшихся гостей, отнюдь не молча. Уже с субботнего утра 27 декабря шла операция авиации Израиля, которая стала началом цепи событий, которые, думаю, назовут войной Хануки.

Она стала абсолютно неизбежным ответом на действия наглеющей с каждым днём террористической организации Хамас, властвующей в секторе Газа и, как известно, тесно связанной с Сирией и Ираном. В дни, предшествующие той Субботе, отмечалась нарастающая сила ракетных обстрелов, увеличение их радиуса действия. Атака ВВС Израиля была неохотным ответом руководства Израиля на сильнейшее давление со стороны самых разных слоёв израильского общества, которое считало ситуацию нетерпимой – страна, имеющая хорошо подготовленную армию, годами, по сути, не реагирует на демонстративное бесчинство террористической организации. То, что правительство начало операцию, показало, что в Израиле есть общественное мнение, и с ним власти приходится считаться.

Годы обстрелов, главным образом, Сдерота, полны тяжёлых моментов. Для меня символом трагичности того, что происходило в этом городе и около него, стала геройская смерть несколько лет назад семнадцатилетней девушки, погибшей, своим телом прикрывая шестилетнего брата от хамасовской ракеты[1].

Непротивление Израиля ракетным атакам наносило большой моральный ущерб стране, убеждало террористов в её слабости, в первую очередь, моральной. Убеждало в определённой трусости руководства Израиля, питало пораженческие настроения, распространяемые «левыми» интеллектуалами, которые сводятся к известному, но не доказанному ни историей, ни современной практикой, утверждению – «терроризм нельзя победить военной силой».

Ещё недавно шли пугающие конкретностью и интенсивностью переговоры с «умеренным президентом» Абу Мазаном о передаче под контроль автономии значительнейших частей Иудеи и Самарии, о разделе Иерусалима. Шли и переговоры с Сирией о передаче ей Голанских высот. Всё это заставляло жить в страхе – не успеют ли сегодняшние руководители Израиля что-то реально отдать, подписать обязывающие капитулянтские документы, договориться окончательно о создании специального государства для столь недавно рождённого народа - «палестинцев», наскоро сколоченного из местных арабов.

Для многих было очевидно, что каждая новая уступка усиливает врагов страны. Об этом говорит весь опыт последнего времени: последствия договоров Осло, ухода армии Израиля из южной части Ливана, насильственного выселения евреев из Газы, даже недавнее полугодовое перемирие с Хамасом, которое тот не выполнял буквально ни одного дня. Наиболее активными противниками этих действий правительства были поселенцы и люди, разделяющие их взгляды. Поэтому власти использовали каждый предлог, чтобы ущемить поселенческие интересы, относясь к поселенцам как к первейшей угрозе государству. Теперь на какое-то время с этим покончено: официальный главный враг и враг по существу совпали.

До начала военных действий в достатке были страхи – самодельные и идущие от руководства Хамаса: он, мол, отлично вооружён переносными и стационарными противовоздушными средствами – ракетами разных родов российско-китайского производства. Однако либо ракеты были малопригодными, либо ракетчики оказались не на высоте, но им не удалось до сих пор поразить ни один израильский летательный аппарат – самолёт, вертолёт, беспилотник.

Массовое поражение целей Хамаса – мастерских по производству оружия, укреплений, складов в результате успешных налётов особенно в первые три дня, ликвидация значительного числа деятелей Хамаса не оставили сомнения в прекрасной форме, в которой находятся ВВС Израиля – и техника, и пилоты, и их наземное обслуживание и управление. Вместе с операцией по уничтожению строившегося в Сирии ядерного реактора, последствия этих дней налётов, я уверен, поняли и оценили не только вожаки Хамаса, но и Хисболла (террористическая многотысячная банда, базирующаяся в Ливане).

Поняли сложившуюся ситуацию также власти Сирии и Ирана, и покровительствующая им в значительной мере Россия, в особенности её генералы, постоянно мечтающие «вернуться в прошлое». В применение к Ближнему Востоку это означает усиление присутствия и военные базы. Время поистерло в их памяти то, сколь бесславно кончилось всё это для СССР. И о возможности повторения пройденного напомнили в эти дни подразделения израильских Ф-16.

Примечательно, что при той плотности населения, что есть в Газе, уничтожены в абсолютном большинстве военные объекты и террористы. Значит, хорошо поработала и разведка, точно ответившая на заранее поставленные вопросы «что, где, когда». Несомненно, пострадали и непричастные. С другой стороны, это страдание есть и должно быть пусть и печальной, но неизбежной платой за терпимость или поддержку бандитов у власти. Народ в выборе всегда ошибается на свою голову, особенно если у него есть выбор. Уверен, что и руководство Хамаса, расположенное в Дамаске, вполне понимает вероятность того, что его постигнет судьба реактора. Ведь, организуя и направляя своих подчинённых в Газе, т.е. активно руководя войной, вожаки в Дамаске становятся законной мишенью Израиля. Примечательно, что, чем бы это не определялось, позиция и Хизболлы и Сирии, равно как Египта, Иордании и Саудовской Аравии, да и ряда других мусульманских стран, весьма спокойная. Даже Иран не пытается ускорить стирание Израиля с карты мира!

Примечательно, что не только израильские телеканалы, как и прежде, дают место и время представителям Хамаса и тем, кто его поддерживает. Нашлось место и время и для израильских представителей, в частности лидера оппозиции Б. Нетаньяху, и на экранах некоторых арабских телеканалов, к примеру, Аль – Джазиры. Нашлась и одна иранская газета, проявившая понимание позиции и действий Израиля. Правда, её тут же закрыли власти.

Успехи ВВС не снимают ни в малейшей степени ответственности с сегодняшних руководителей Израиля, которые и привели к сложившейся ситуации, когда группе террористов было позволено навязывать свою волю целой стране. Разумеется, в решении начать военную операцию немалую роль сыграли и предвыборные соображения – партии власти безнадёжно теряли массовую поддержку. Однако, вне зависимости от внутри – властных причин решения, военная операция создала новую реальность. Загнав вожаков Газы, как и ранее руководителей Хисболлы, в бункеры – укрытия, правительство Израиля не может этим считать свою задачу выполненной. Для него простого пути назад – в миротворцы – явно нет. Это настолько противоречит их политике последних нескольких лет, что невольно вспоминаешь еврейскую поговорку – «нужда железо гнёт».

Конечно, Израиль напомнил, что он может отвечать своим врагам вполне сильно, но, в то же время, увеличилось число его граждан, находящихся в зоне ракетного обстрела. И хотя предупреждения властей о возможности Хамаса запускать по двести ракет в день по Израилю не сбылись, – и достигнутые 70 – 80 невозможно сбросить со счёта. Даже одна ракета – тоже слишком много. Я живо представляю ощущения людей, в особенности – детей, сидящих в бомбоубежищах и находящихся под огнём, – самого бомбили и обстреливали в Ленинграде в 1941 – 42 гг. Но там было, пусть детское, но понимание превосходящей силы врага, а здесь – терпеть от этих!? Те партии, которые не гарантируют, что их первоочередной задачей станет уничтожение террористических образований, прекращение политики «умиротворения», сегодня едва ли могут рассчитывать на поддержку избирателей – ведь капитулянтство и попустительство поставило почти треть страны, восьмую часть её населения под ракетно-миномётный огонь. Очевидно, что если силе террористов не положить конец, весь Израиль будет периодически простреливаться.

Хотя руководители Израиля предупреждали, что военная операция не будет краткой, по мере исчезновения целей для бомбардировок вследствие их разрушения возникает вопрос, что делать Израилю далее. Усиливается и гадание на тему о том, будут ли введены наземные войска в Газу или нет. Нередко вспоминается при этом вторая ливанская война как пример поражения армии Израиля от Хизболлы. С подобной точкой зрения я не согласен и потому всегда именовал происшедшее в Ливане в августе 2006 не поражением, а непобедой. И тогда и сейчас считаю, что, промолчав в ответ на убийство и похищение своих солдат на границе с Ливаном, Израиль допустил бы опаснейшую ошибку. Кстати, по результатам той кампании выявилось, что ракеты – оружие сравнительно малоэффективное. Стоит помнить, что 4000 ракет, выпущенных по северу Израиля, унесли примерно сорок жизни, что огромно как человеческая потеря, но говорит о слабости ракет по сравнению с террористами – самоубийцами. Израильская авиация успешно действовала и тогда, в результате чего вожак Хизболлы давно уже пребывает в подполье.

Правительство Израиля не сформулировало явно свои цели в войне Хануки. Какими бы причинами оно при этом ни руководствовалось, оно избежало этим ненужной неконструктивной критики. Отсутствие заявленных целей оставляет поле для догадок и предположений. Соблазнительно было бы полагать целью уничтожение Хамаса, но считал бы нежелательным, если бы ценой жизней израильских солдат в ходе наземной операции была бы расширена и укреплена власть другого террористического образования, Фатха, лидера которого видные политики мира привычно именуют «умеренным». Не видя с израильской колокольни принципиальной разницы между Фатхом и Хамасом, я лично отдаю предпочтение созданию таких условий, при которых между ними развивалась бы вражда по причинам, им одним понятным. Шекспировское «чума на оба этих дома» как нельзя лучше подходит к оценке этих, и им подобных, организаций, которые повинны в гибели столь многих израильтян, арабов, да и в тянущейся уже десятилетиями нищете и страданиях тех, кого вследствие интриг политиков и действий разведок стали именовать «палестинским народом».

Сухопутная операция, которая для своего успеха неизбежно потребует сравнительно продолжительного пребывания израильской армии в Газе, оправдывалась бы в моих глазах сознательной попыткой восстановить, как это ни сложно сделать, статус-кво, бывший до изгнания оттуда поселенцев. Думаю, что нашлись бы люди, готовые вернуться туда, откуда их столь жестоко и неразумно выгнали. Разумеется, расходы по возвращению должно было бы взять на себя государство, предварительно прилюдно извинившись перед изгнанниками. Именно присутствие поселенцев могло бы оправдать длительное пребывание там армии, стабилизирующей положение.

Уверен, что так называемый «цивилизованный мир» свыкся бы с восстановлением нормального порядка после годичного существования бандитского «Хамас-стана». Ведь эта публика все свои силы и получаемые от благотворителей средства затратила на строительство оружейных мастерских, прокладку тоннелей для транспортировки оружия, создание подземных бетонированных бункеров и укреплений. Не забыл Хамас и о росте благосостояния вожаков, но совершенно пренебрёг обеспечением своего населения предметами первой необходимости. Не удивительно, что, едва нарушилась связь с Израилем, как население Газы стало ощущать нужду абсолютно во всём. Отбитый навсегда в дни ленинградской блокады и годы Великой отечественной войны гуманизм, да и просто здравый смысл мешает мне понять целесообразность непрестанного пропуска так называемой гуманитарной помощи в Газу. В данный момент это просто поддерживает власть там Хамаса и продлевает лишения тех, кто живёт под его властью.

Другим мотивом ввода войск в Газу могла бы быть попытка установления режима, отличного от Абу-мазеновского и готового сотрудничать с Израилем. Такой режим стоило бы поддерживать, на какое-то время даже силой оружия. История и современный мир знает отнюдь немало подобных экспериментов, подчас вполне успешных. Сейчас израильские левые и их сторонники вне страны много говорят о «двух государствах для двух народов» как единственном выходе из создавшегося положения. Недавно на эту тему выступил их идеолог писатель Амос Оз. Эту же точку зрения высказала на днях в интервью «Эху Москвы» известная журналистка Е. Альбац.

Опасность подобного плана состоит в укреплении террористического образования за счёт придания ему статуса государства. Трудность реализации его определяется многолетним нежеланием лидеров арабов автономии обретать не только права, но и ответственность, сопутствующую государственности. Быть мировыми побирушками, всё время привлекая внимание мировых СМИ и левых интеллектуалов к своей якобы трагичной судьбе – доходней оно и прелестней. Однако почти состоявшееся отделение Газы от остальной автономии и здесь позволяет ожидать новых, отнюдь не совсем бессмысленных идей – например, «трёх государств для трёх народов», зачислив (за чем дело стало?) жителей Газы в новый народ – газоватов, а соответственно - полосу Газы переименовав в «республику Газа». Эта идея на сегодняшний день ни чем не более странна и неосуществима, чем «два государства для двух народов».

Поскольку далеко не уверен, что целью сегодняшних руководителей может стать восстановление статус-кво в приведенном выше смысле, или план «трёх государств для трёх народов», уместно целью осуществляемой операции считать «прополку сорняков». Разумеется, бомбардировки с воздуха не ликвидируют полностью идейи террористов и их самих, но при должной интенсивности дадут им урок, который заставит угомониться – разумеется, на время. Под угрозой личного уничтожения главарей и их ближайших подручных они должны дать обещание, лучше всего – поклясться на Коране, что будут вести себя прилично, т.е. не вооружаться и не стрелять. Разумеется, подобное обещание будет через какое-то время нарушено. Когда они попытаются опять взяться за привычное, следует ударить опять, не ожидая долгих восьми лет, как это произошло сейчас в случае с Сдеротом. Ведь и сорняки не удаляются однократным усилием – раз и навсегда. Их прополка ведётся постоянно – иногда по нескольку раз в год. Опыт с Хизболлой показывает, что хорошая прополка в применение к террористической организации может действовать гораздо дольше. Говоря о прополке, я имею в виду и жёсткие действия против прямых пособников врагов Израиля – всех тех, кто независимо от национальности, марширует по его городам и посёлкам с флагами «Организации освобождения Палестины»[2], врёт и клевещет, обвиняя свою страну в «оккупации»[3], «массовых убийствах мирного населения» и т.п.

Замечу в заключение, что от позитивного, сбалансированного, без ненужного пессимизма, отношения к этой операции жителей Израиля, даже если она и не закончится полным разгромом и свержением Хамаса с пленением или ликвидацией И. Хании, зависит в значительной мере её оценка и другими, в том числе врагами. Время жизни последствий нанесённых террористам ударов определяется и от отношения населения Израиля к войне Хануки. Это стоит ясно понимать.

 

Иерусалим



[1] Надеюсь, что в Сдероте теперь есть улица или площадь её имени.

[2] Даже если это по каким-то, ему одному понятным причинам разрешит так называемый Высший суд справедливости Израиля (БАГАЦ).

[3] За день до начала ракетных обстрелов Бер Шевы, я оказался, в связи с годичном собранием израильского физического общества, в расположенном там университете. Был просто поражён обилием там студентов – арабов.