Maof

Saturday
Sep 19th
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг: 5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 
18 августа 2005г. был самым тяжелым днем в моей жизни. В течение долгих и изматывающих часов стойкие солдаты Армии обороны Израиля маршировали в черных мундирах, чтобы захватить мой дом. В конце того длинного ужасного дня ЦАХАЛ победил, наш дом был захвачен, нас препроводили в автобус для изгоняемых, который увозил евреев за пределы сектора Газы. Солнце уже зашло, мы сидели в автобусе, который должен был увезти нас в неизвестное будущее, когда мой 7-летний сын поднял ко мне глаза и сказал: "Мама, я хочу домой". Только тогда я поняла, что больше нет дома, только тогда я сказала ему, что и я хочу домой.

Счет за воду за 1985-й год

Прошло почти 8 лет, но у нас все еще нет своего дома. Мы все еще не "возвращаемся домой" в конце дня, как и многие из депортированных. Мы, привыкшие встречаться на тротуарах улиц в Неве-Дкалим, в "супермаркете" Амсалема, во время фейерверков в День Независимости на площади, в поликлинике д-ра Суди, мы, выдержавшие миниметные и ракетные обстрелы и теракты, - разбросаны теперь по всей стране - от Голан и Нагарии до Гуш Эциона, Иорданской долины, Яд Биньямина, Ницана и Негева.

Сельские труженики, пядь за пядью превратившие пустыню в цветущий сад, "приходят в себя" в Африке и Южной Америке - там, где можно зарабатывать на жизнь сельским хозяйством. Некоторые уехали еще дальше - в Австралию.

И на тысячи километров, на протяжении которых мы рассеяны, звенит лозунг Шароновского правительства: "Есть решение для каждого депортируемого поселенца".

Для реализации этого лозунга было создано Управление СЭЛА (переименованное позже в Управление Тнуфа). Государство Израиль, сумевшее создать психологическую службу для оболванивания депортировавших солдат и полицейских, подготовить тюрьмы и СМИ, не сумело собрать заранее данные о семьях, предназначенных к депортации. Управление изначально исходило из предположения, что "поселенцы пытаются обмануть", а поэтому они должны привести доказательдтва, что в самом деле жили там до определенной даты. Базы данных МВД или министерства образования о школьниках, данные об уплате муниципальных налогов, разумеется, были недостижимы для гос.аппарата, поэтому для обсуждения дела в многочисленных комиссиях Управления СЭЛА требовалось принести копии квитанций об уплате за электричество и воду с 1985г.

А если вы не сохранили все квитанции? Если они пропали во время депортации или были украдены из контейнера? С точки зрения Управления - значит, вы не жили в Гуш-Катифе в те годы. И что вы вообще искали там? Почему не выбрали жить в другом месте?

Любое обсуждение в комиссии Управления требует поездку в Иерусалим. Если не хватает какого-то документа, приезжайте через 3 месяца. И нет - невозможно обсудить две темы на одной комиссии. Приезжайте через 3 месяца для обсуждения другой темы. Нет, не звоните - по телефону решить невозможно. Пошлем по почте. Верно, прошло уже несколько месяцев с прошлого обсуждения, но адвокатша была в родовом отпуске, а один из членов комиссии был в отпуске за границей. Когда будут выводы, пришлем по почте.

Когда во время одного из заседаний члены комиссии посмеялись над каким-то пунктом, я спросила, что так мешит их. Я в моем положении не вижу ничего смешного. Ответил мне председатель комиссии: "Мы только пытаемся сделать атмосферу более приятной. Не нравится - будем вести себя, как судьи в суде".

Закрывают Управление

С течением лет добавлялись должности в Управлении, закупалось новое оборудование, сегодня там уже работают 70 человек. Были и такие - меньшинство - что помогали поселенцам, отвечали на телефоны и звонили сами, пытались облегчить страдания, но большинство чиновников даже не познакомились с людьми, которыми должны были заниматься.

Факт заключается в том, что спустя 8 лет еще нет решения для всех. Чем раньше были бы решены проблемы, тем быстрее чиновники Управления были бы отправлены домой. Если бы была решена задача, ради которой создавалось Управление, это положило бы конец самому бюрократическому аппарату - таково было понимание, когда чиновники принимслись на работу, но это была и причина неэффективности их работы, волокиты, затягивания. За счет поселенцев, разумеется. Так держатся за рабочее место. Пришло время - Управление закроется в конце июня 2013г. Из 70 чиновников 30 пойдут домой. Теперь они решили что-то сделать, теперь есть причина действовать - работники Управления начали забастовку.

Нет, они не пытаются срочно найти решения всех проблем, которые они затягивали долгие годы. Верно, что "каравиллы" в Ницане скоро совсем разрушатся, а группе в Кармии предъявили ультиматум покинуть дома в ближайшие месяцы, а для ядра в Неве-Ям заморозили строительство водо- и электроснабжения - это никого не интересует. Работники Управления Тнуфа - от главы до последнего чиновника - бастуют, потому что они предполагали, что Управление будет существовать вечно, а кого интересует, что еще есть многие семьи, которые не могут пойти домой в конце дня?

Разрушение Гуш-Катифа было катастрофой с точки зрения безопасности и морали, "забота" об изгнанных была унижающей и небрежной, против них велась лживая и тенденциозная кампания делегитимации - но забастовка работников Управления, занимающегося изгнанниками, была верх наглости.

Как бывшая жительница Гуш-Катифа, у которой все еще нет постоянного жилья, я обращаюсь ко всем министрам и депутатам Кнессета, ко всем израильским гражданам, которые с гордостью смотрят на флаг в День Независимости и в День Иерусалима: поймите тяжелый факт. Есть группа преданных граждан, отдавших свои лучшие годы сионистской мечте, и сейчас они находятся в полной неопределенности. Сделайте так, чтобы в 65-м году существования государства Израиль у них, наконец-то, был дом.