Maof

Saturday
Oct 21st
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 
В Совете поселений радовались, когда лучший друг поселенчества занял кресло премьер-министра, но в течение короткого времени им стало ясно, что Шарон, строивший поселения, сменил шкуру и пометил их в качестве главных врагов * Поражение на внутрипартийном референдуме было для него переломной линией, тогда он решил натравить Талию Сасон на поселенческие форпосты и в гневе разрушал их * Главы поселений, еще не забывшие его активное участие в разрушении Ямита, боролись против еще большего разрушения, которое он инициировал и провел с той же решительностью, с которой он строил поселения

Примерно 20 лет назад, в разгар ословского процесса, я обедал в Кнессете с Ариэлем Шароном - тогда рядовым депутатом от Ликуда, создававшим впечатление, что его будущее уже в прошлом. Я задал ему вопрос о тогдашнем премьер-министре Рабине - его личном друге, сменившем шкуру и из непримиримого противника переговоров с ООП пошедшим обниматься с Арафатом. "Речь идет о другом человеке. Это просто другой Ицхак Рабин", - ответил мне Шарон.

Шарон не поверил бы в это в тот момент, но определение, данное им Рабину, больше всего подходит к нему самому. Премьер-министр Шарон стал другим человеком, просто другим человеком. Нынеший министр обороны Моше Яалон свидетельствует в своей книге "Короткая длинная дорога" о своем впечатлении как нач.генштаба о Шароне, когда тот принял решение о разрушении поселений Гуш-Катифа: "С возникновения идеи "размежевания" Шарон стал совсем другим премьер-министром... И внешне с ним произошло изменение. Вначале я не различил это, но другие обратили мое внимание и сказали мне, что он выглядит больным. И в самом деле он стал другим человеком. Он утратил свою жизнеспособность..." (стр.170). Определение "другой" верно и в Талмудическом смысле слова: патрон поселений стал их врагом, создававший поселения превратился в их разрушителя.

Армейские базы как база для поселенчества

Отношение Шарона к Иудее и Самарии сложилось сразу после Шестидневной войны. Возглавляя отдел, отвечавший за подготовку солдат и командиров, он подталкивал к созданию и переводу всех учебных баз ЦАХАЛя в Иудею и Самарию, понимая, что это усилит армейское присутствие там и этим будет способствовать безопасности в районе вообще и для еврейского поселенчества, в частности.

Накануне Войны Судного дня, когда образовалось ядро будущего поселения Элон-Море, возникла начальная связь поселенцев с Шароном, тогда свежим отставником ЦАХАЛя. Первая попытка основать поселение (в июне 1974г.) была осуществлена возле одной из баз, которую Шарон перевел в Самарию - лагерь "Хорон" южнее Шхема. Шарон был среди 120 участвовавших в той попытке. Правительство дало приказ солдатам насильно и немедленно изгнать их. Ночная депортация была болезненной. Покойный раввин Цви Йегуда Кук и его ученики хватались за забор. "Я сам стоял там и держался за забор", - рассказывал Ханан Порат, - "а солдаты пытались тащить меня. Арик Шарон увидел это и закричал солдатам: "Он был ранен на Войне Судного дня, как вы можете?" И стал отталкивать солдат".

Через полтора года после этого, уже будучи советником тогдашнего премьер-министра Рабина, Шарон был "шафером" известного компромисса "Кадум" между правительством и поселенцами, заключавшегося в переносе будущего поселения ближе к одной из созданных им ранее баз, где до сих пор находится поселение Кдумим.

Приход Ликуда к власти на выборах 17 мая 1977г. позволил Шарону реализовать его планы по обширному поселенчеству в Иудее, Самарии и Газе. В конце июня Бегин провел обсуждение с Шароном новых планов по поселенчеству в Иудее и Самарии тем летом: Дотан в районе Дженина, Шавей Шомрон и Тирца на гребне горы возле Шхема, Карней Шомрон и Тимнат Херес, ставший позднее Ариэлем, Шило в районе Рамаллы, Бейт-Эль, Бейт-Хорон, Гив'он, Йерихо и лагерь Зиф возле Хеврона.

Свое согласие и участие в разрушении поселенческого района Ямит на Синае через несколько лет после этого Шарон хотел компенсировать десятками новых поселений в Иудее, Самарии и Газе. Его правой рукой в те годы был ныне покойный Ури Бар-Он. Его ролью было руководство и координирование поселенческих планов. "Каждый раз, когда была опасность возобновления переговорного процесса или международного давления", - рассказывал мне Бени Кацовер, - "Шарон, будучи министром обороны, посылал Ури Бар-Она на местность выискивать подходящие точки для поселенческих форпостов. Так возникли поселения Браха, Ицхар и Эли, Маале-Левона и Мигдалим, Негухот, Тена и Ганим".

В Совете поселений относились к Шарону по пронципу "очень доверяй, но не меньше проверяй". Никогда не забывали ему, что он был "подрядчиком"-исполнителем разрушения Ямита, а также то, что это он дал Бегину идеологическую поддержку-одобрение отступления с Синая и разрушения Ямита. Но сам Шарон, не переставая, повторял, что раскаивается за содеянное.

Когда Шарон был избран премьер-министром, Ури Дан выпустил брошюру, расхваливающую деятельность Шарона. Большая часть брошюры основывалась на пространном интервью Шарона со связующими добавками Ури Дана. Шарон, говоривший до этого, что разрушение Ямита было ошибкой, говорит в брошюре об еще одной своей ошибке в деле поселенчества: "На протяжении лет, объясняя, почему Израиль должен удерживать Иудею, Самарию и другие районы, я обосновывал это только соображениями безопасности... Но соображения безопасности временные и их можно легко опровергнуть, а вот историческая связь с Землей Израиля - это настоящая тема, сильнее всего иного. Притягательной силой Эрец Исраэль были библейские истории. От праздников и до пейзажа - все история. Например, Меарат а-Махпела в Хевроне - у какого народа есть почти четырехтысячелетний памятник, где похоронены праотцы и праматери?"

В другой раз он сказал главе регионального соверта Хевронского нагорья Цвике Бар-Хай: "Каждый вечер, когда я смотрю со своей фермы на горы Хеврона и вижу огни поселения Негухот, я спокоен".

Ровно 18 лет назад, в месяце Шват 5755г., произнося поминальную речь над могилой Офры Феликс (да отомстит Всевышний за кровь праведницы!), жительницы Элон-Морэ и дочери раввина Менахема Феликса - одного из зачинателей движения Гуш-Эмуним, Шарон сказал: "Правительство (Рабина-Переса) надеется, что дух поселенцев спадет, что их вера подломится, что они захотят оставить поселения. Я смотрю вокруг и вижу первых поселенцев Нагорья. Я знаком с ними более 20 лет и я знаю: их дух не падет, их вера не будет сломлена. Правительства будут падать и создаваться новые. А поселенцы останутся тут навечно и будут продолжать создавать поселения... Я вижу поколение сыновей, поколение Офры, они не уступают поколению отцов! Есть продолжение!"

Самый враждебный премьер-министр

Избрание Шарона премьер-министром породило вначале большие надежды среди глав поселенчества. Что могло быть лучше, чем приход "отца поселенчества" на самую высокую должность в государстве? Сам Шарон в начале премьерской каденции еще продолжал подпитывать надежду, что он продолжит идти тем же путем, что шел долгие годы. На встрече с руководством Совета поселений через 4 месяца после избрания он сказал: "Не будет замораживания поселений. Мы не будем платить за прекращение огня. Не будем платить "протекшн".

Но очень скоро главы поселенцев поняли, что речь идет о другом Шароне, который начал поддаваться американскому давлению заморозить строительство в поселениях и начал разрушать форпосты. Уже 5 июня (символическая дата в истории Иудеи и Самарии) 2001г. главы Совета поселений услышали от Шарона слова в стиле Шимона Переса: "Географическое, но не демографическое замораживание" поселенчества - т.е. строительство только на уже застроенной площади поселений.

Участники встречи не поверили своим ушам. Тот, кто 3 года назад после возвращения Нетаниягу с конференции в "Уай-плантейшн" призывал их "бежать на холмы", сейчас призывает их прекратить занятие новых земель как части борьбы и на деле отказаться от значительной части планов по застройке поселений.

Так расширялся разрыв между Шароном и его бывшими друзьями из Совета поселений во главе с его другом "Замбишем". В месяце Кислев 5764г. (зима 2003-4) было столкновение при разрушении Мигрона в районе Биньямин. На пресс-конференции, собранной Советом поселений в Мигрона, Замбиш (не тонко) намекнул своему бывшему другу премьер-министру Ариэлю Шарону: "В идеях по разрушению поселений я вижу душевную болезнь. Просто душевная болезнь галутного еврея".

Что случилось, что Шарон переменил кожу? Это началось с решения о "размежевании", которое Шарон принял, чтобы снять с себя обвинительное заключение по делу "греческого острова" - похоже, сегодня об этом нет спора. Но вначале процесса "размежевания" Шрона постигло поражение на референдуме членов партии Ликуд. В конечном итоге с помощью инициированных Ципи Ливни уловок Шарон преодолел это, но вначале он почувствовал, что в битве за сердца ликудников его бывшие друзья из Совета поселений победили.

Один из его приближенных рассказывал мне, что у Шарона не было промежуточного состояния в отношениях с людьми: или ты идешь с ним до конца, или ты против него до конца. С того момента, как Совет поселений победил его на внутрипартийном референдуме, Шарон пометил их в качестве врагов. С того момента Шарон превратился во врага N1 поселенчества не только в секторе Газы, но и в Иудее и Самарии. За всю историю современного государства Израиль не было более враждебного премьер-министра, ненавидящего поселенчество. Ео главные усилия были направлены на разрушение поселений - любыми путями. "Вы не знаете, насколько Шарон ненавидит вас", - сказал один из его проближенных Пинхасу Валерштейну после ликудовского референдума. Люди, разговаривавшие с ним после референдума, чувствовали, что он рехнулся и в бешенстве. Он считал, что обязан в качестве мести разрушить какие-то поселения.

Бушующий Шрон решил выместить гнев в первую очередь на давно помеченного им врага - форпосты. Через день после поражения на референдуме он подписал указы на разрушение 3 поселенческих форпостов: западный Негухот на юге Хевронского нагорья, Гиват Асаф и Рамат Гилеад. Менее, чем через неделю после этого, в Лаг ба-омер 5764г. (весна 2004) Гражданское управление издало ограничивающие ордера, смысл которых заключался в разрушении караванов в этих форпостах. Через неделю армия и полиция разрушили Мицпе Ицхар - в четвертый раз с момента его создания.

Процессы, разрушающие демократию

Шарон хотел продолжить разрушение форпостов. Но даже после издания особых указов закон не был на его стороне. Совет поселений юридическими инструментами смог задержать разрушение форпостов. В гневе Шарон решил получить юридическую поддержку прокуратуры процессов, "обходящих" БАГАЦ и разрушающих демократию. Он попросил Талию Сасон подготовить юридический отчет по вопросу форпостов. Не случайно он выбрал именно Талию Сасон на эту роль. Ее враждебные поселенчеству взгляды были известны еще со времен ее работы в гос.прокуратуре. Шарон хорошо помнил - лучше, чем кто-либо другой - дни, когда он создавал поселения. Тогда он не переставал ругать ее за юридические преграды, которые она ставила ему на каждом шагу. Теперь он искал человека, одержимого ненавистью к поселечеству и желанием разрушить поселения - эти качества он нашел в Талии Сасон.

В письменном документе, возлагающем на нее эту задачу, он ясно просил ее "изменения, исправления или добавления в законодательстве, постановления, указы или решения правительства, которые потребуются для прекращения такого явления как форпосты и для разрушения их". Выясняется, что выводы из отчета Талии Сасон опередили сам отчет. Эти выводы Шарон продиктовал самолично: разрушить все форпосты. От Талии Сасон требовалось лишь предоставить юридическую подпорку сформулированных Шароном выводов. Разумеется, та с воодушевлением впряглась в работу и полностью поставила товар.

Приверженность Шарона реализации плана разрушения поселений Гуш-Катифа и жестокость выбрасывания депортированных в плохонькие протекающие караваны (названные в СМИ "каравиллами") стали линией разлома. После завершения разрушения к полному удовлетворению Шарона уже нельзя было склеить разрыв между ним и поселенцами. Они никогда не простили ему "размежевание", даже когда с ним случился инсульт, от которого он не оправился. Поселенцы хорошо знали, что если бы не это, он был бы премьер-министром еще многие годы и вел бы к отступлению в Иудее и Самарии, включая разрушение десятков поселений и депортацию десятков тысяч поселенцев.

("Бе-шева" 16.01.14)


Перевел Моше Борухович
МАОФ