Maof

Tuesday
Aug 22nd
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 
Орит Струк сказала правду и в одиночку выступила против ухищренного кемпейна, призванного оправдать следующее разрушение. Даже если ошиблась в формулировке одного предложения, она достойна поддержки, а не высокомерного порицания

1. "Правда должна быть сказана: Шарон был из величайших строителей Эрец Исраэль, а также из разрушителей. Тот, кто умел победить террор, и тот, кто превратил Юг Страны в мишень террора. Его мощная решительность и умение принимать решения и выполнять их позволили ему впечатляющие достижения и разрушительные процессы".

Эти фразы, точно определяющие сложную и переменчивую личность Шарона, опубликовала депутат Кнессета Орит Струк в пресс-релизе для СМИ на исходе Субботы после смерти бывшего премьер-министра. Похоже, что подавляющее большинство избирателей Байт йегуди согласятся, что ее слова правильны. А учитывая момент, когда они были сказаны, это очень смелые слова.

Было важно сказать эти слова, потому что в течение последней недели велась кампания, предназначенная возвеличить Шарона и превратить его ужасную ошибку - размежевание - в образец для подражания для будущих премьер-министров. Левые и СМИ повторяли процесс индоктринации и промывки мозгов, которую прошел народ Израиля после убийства Рабина, - чтобы мы все усвоили, что и Шарон "своей смертью завещал нам мир". Под прикрытием надлежащего почета к герою войн и покойному премьер-министру пытались провести нам всем ускоренный курс "женевской инициативы". Также толстый намек был послан главе правительства Нетаниягу, стоящему в эти дни перед судьбоносными решениями и подвергающемуся тяжелому давлению: если ты хочешь, чтобы тебя помнили как выдающегося премьер-министра, помни, кто коронует и заправляет формированием общественного мнения. И ты можешь пойти по пути Шарона, предать идеологию, в которую верил все годы, и удостоиться подобного почета.

Поэтому Орит Струк не имела права молчать. Если не она, стоящая во главе парламентского лобби за Эрец Исраэль, то кто?

2. Свой текст Струк завершила двумя фразами, которые превратили ее в мишень для стрел левых и СМИ: "Вместе с благодарностью и признанием за большой вклад в строительство государства Израиль невозможно не поблагодарить Всевышнего за то, что Шарон был убран из нашей общественной жизни до того, как успел навлечь на поселенцев Иудеи и Самарии и прилегающих районов ту же беду, что навлек на поселенцев Гуш-Катифа и жителей юга Страны". Она не намеревалась радоваться беде Шарона: ни инсульту, разбившему его 8 лет назад, ни нынешней смерти. Она выразила удовлетворение от того, что его правление в качестве премьер-министра было прекращено до того, как он успел нанести дополнительный вред. Как хорошая еврейка, верящая, что все Свыше, она добавила благодарность Всевышнему. Эти фразы были тактической ошибкой, но не сущностной или моральной. Издавая пресс-релиз для СМИ, надо учитывать, как слова могут быть истолкованы, а также как могут исказить их. Орит Струк поняла это вследствие бури, разразившейся после ее слов.

Министр юстиции Ципи Ливни дала старт нападкам на Струк, назвала ее "сорной травой" и утверждала, что она "опозорила Кнессет". Различные СМИ поспешили присоединиться к затыканию ртов за то, что она посмела усомниться в святости деяний полководца размежевания и разрушения. Знакомые со Струк знают, что она серьезный, глубокий, взвешенный и порядочный человек, каких немного в Кнессете. Но когда речь идет о религиозной поселенке из Хеврона, то стереотипы и демонизация работают сверхурочно.

3. В этот момент коллеги Струк по фракции должны были встать в ее защиту и напомнить Ливни, что та была соучастницей Шарона и его правой рукой в проведении в политической системе и в общественном мнении плана размежевания и разрушения. А когда в нападках на Струк было использовано то, что она женщина, чтобы назвать ее "ведьмой", то должны были бы вмешаться феминистки или же несколько парламентариев-мужчин должны были проявить джентельменство. Но глава ее партии Нафтали Беннет избрал вынести ей порицание и даже опубликовал, что "в самом деле слова Орит Струк заслуживают осуждения и не должны были быть сказаны. Я объяснил ей это в беседе с ней. Она выпустила текст с исправлением и извинением".

Эти слова Беннета выражают увлечение грязным водным потоком и не содержат общественной смелости. Они также выражают высокомерие. Беннет может не соглашаться со Струк, но он не является моральной инстанцией, которая с высоты своего статуса может постановить, что слова Струк "заслуживают порицания". Как Беннет ожидает от членов своей фракции полагающееся ему уважение, так и он должен с уважением относиться к товарищам по фракции. В частности, он должен с уважением относиться к представительнице еврейского ишува в Хевроне, уже десятки лет находящейся на одном из самых тяжелых фронтов борьбы за Эрец Исраэль и за облик государства Израиль. Беннет справедливо гордится своей службой в сайерет маткаль рядовым, а затем офицером, тем, что выдержал опасности на службе народу и стране. Но по сравнению с опасностями, которым подвергаются евреи Хеврона и по сравнению с их самоотверженностью, - все мы "джобники". Там ежедневному риску подвергаются все - от младенцев до стариков. Десятки еврейских жителей Хеврона пали жертвами уступок в области безопасности со стороны правительства на протяжении поколения. Если бойцы ЦАХАЛя получают почет, поддержку и вознаграждение, то евреи Хеврона, хранящие для нас могилы праотцев и стоящие перед арабским террором, получают удары с тыла от СМИ, левацких организаций, полиции и прокуратуры.

Задолго до избрания в Кнессет Орит Струк была верной представительницей общества не ради политического или обычного капитала. На протяжении лет она делала замечательную работу в качестве представительницы еврейского ишува в Хевроне, возвращаясь поздно вечером домой тремпом или на автобусе. Задолго до того, как стала получать депутатскую зарплату, она делала ту же работу за мизерную плату. Она не проталкивала себя в Кнессет, а согласилась стать кандидаткой под давлением друзей. Не обязаны соглашаться с ней, но она достойна поддержки, а не высокомерного порицания. Тот, кто не осмеливается поддержать ее, пусть хотя бы промолчит.

Мне кажется, что в этой истории должен извиниться Нафтали Беннет.

("Бе-шева" 16.01.14)


Перевел Яков Халфин
МАОФ