Maof

Wednesday
May 24th
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 
Через 3 месяца Британия отметит 25-летие одной из самых больших трагедий в истории футбола. Четверть века назад на стадионе "Хилсборо" в Шеффильде были задавлены насмерть 96 ливерпульских болельщиков и 766 ранены вследствие давки у входа на трибуны. Трагедия "Хилсборо" осталась кровоточащей раной для болельщиков Ливерпульской команды и остальных жителей Ливерпуля не только из-за ужасающих последствий, но и потому что обвиняющий перст был направлен против самих болельщиков.

Полиция утверждала тогда, что болельщики сами привели к трагедии, а также мешали действиям по спасению. По следам полиции и СМИ обвинили болельщиков. Дальше всех пошла желтая британская "Сан", опубликовавшая ужасающие рассказы о поведении болельщиков. Позже выяснилось, что все они были высосаны из пальца, а полиция была главной виновницей трагедии. Премьер-министр Камерон извинился перед семьями погибших и даже "Сан" опубликовала извинение, но чувства унижения и гнева остались у болельщиков до сегодняшнего дня.

А теперь перейдем к другой теме: план "размежевания" Ариэля Шарона был провалом с точки зрения безопасности и морали. Разрушение поселений, оставление территории, выбрасывание семей, наплевательское отношение к демократии и топтание всех предыдущих идеалов своей партии - все это запомнится на века, как бы мы ни относились к памяти умершего лидера - с уважением или без. Но самым презренным преступлением, по моему мнению, была не сама депортация, а позволившая ее кампания по делегитимации и дегуманизации противников "раазмежевания". В этом участвовали премьер-министр, его друзья и советники, созданное им Управление СЭЛА, политики и журналисты, поддерживавшие "размежевание". Жертвами этого кемпейна были противники депортации и сами изгнанники, в сторону которых все время направлялся обвинительный перст. Их обвиняли в подстрекательстве к убийству, в незаконных демонстрациях, в отказе от сотрудничества в деле их изгнания, в отсутствии заботы о себе и своих детях, в том, что они все еще там, а не депортировали себя добровольно. Легитимный протест был назван преступным, 14-летние девочки арестовывались до окончания следствия и судебного процесса. Это была аудио-визуальная демонстрация зла и равнодушия, с которыми не могло сравниться даже само изгнание. Если это кажется кому-то чем-то побочным в этой истории, то лишь потому что привыкли к дегуманизации поселенцев и в другие времена. Вот небольшой пример с прошлой недели. В своей совместной с Йоазом Генделем радиопередаче Сефи Овадья высказался против того, как было осуществлено "размежевание". Вместе с тем он сказал следующую фразу: "Вы можете противиться поселенчеству, полагать, что 8-10 тысяч евреев не могут торчать как кость в горле в самом перенаселенном месте в мире".

Оставим на минуту "плотность населения" - как будто Неве-Дкалим было построено в центре города Газа или что в секторе Газы в самом деле плотность населения выше, чем в Гуш-Дане. Только мне помешало выражение "кость в горле"? Почему вообще поселенцы - "кость в горле", а не просто живут там? Есть ли еще меньшинство в перенаселенном "государстве Тель-Авив" - арабы, суданцы или еще кто-нибудь - кого бы Сефи Овадья с такой легкостью назвал бы "костью в горле"? Это часть языка, формирующего сознание, часть терминологии, созданной сторонниками "размежевания". Это лишь небольшой пример, символизирующий ужасное многолетнее преступление по отношению к поселенцам.

Не надо радоваться

Тут надо прояснить: во мне нет ни чуточки радости по поводу смерти Ариэля Шарона. Вы можете сообщить министру внутренней безопасности Ицхаку Ароновичу, что он может не посылать полицейских ко мне домой. У меня нет привычки радоваться смерти политических противников. И вообще нет логики радоваться уходу Шарона, если в нынешнем правительстве сидят типы вроде министра Ароновича.

И вопрос: как мы будем помнить Шарона, - кажется мне второстепенным. Важнее помнить сами поступки и делать выводы. Потому что зло и равнодушие все еще здесь и могут повторить те события в ближайшем будущем. Широкие круги в нынешнем правительстве, включая стоящего во главе, продолжают относиться к поселенцам как к чужеродному телу, изолировать их, вгонять их в оборонительную позицию от "замораживаний", клеветы, угроз изгнания и разрушения, освобождения террористов, а иногда и просто обвиняют поселенцев в их проблемах и бедах всего государства. Не далек день, когда и Биньямин Нетаниягу начнет говорить об "оккупации" - в точности, как сделал его предшественник на посту главы Ликуда. Тогда мы точно будем знать, что следующее разрушение близко.

И еще

Правый, который захочет вспомнить что-нибудь хорошее о Шароне, наверняка, припомнит его армейские годы или годы строительства поселений. Но в пользу покойного говорит еще кое-что из его последних лет. Я имею в виду операцию "Защитная стена", в которой был побежден террор вопреки всем грозным пророчествам левых, и та победа оказывает влияние на нашу жизнь до сегодняшнего дня.

("Бе-шева" 16.01.2014)


Перевел Яков Халфин