Maof

Tuesday
Jun 27th
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 
Запыленный тендер остановился одной летней ночью 8 лет назад у форпоста "Бней адам". Это было за два месяца до того, как бульдозеры разрушили Гуш-Катиф. Из машины выскочили двое - один высокий и худой, другой низкий и толстый. Оба известные молчуны. Первый - Зеэв Хевер (Замбиш) - "изобретатель" идеи форпостов и официальный лидер борьбы против "размежевания". Второй - тогдашний депутат Омри Шарон. "Оранжевые" ненавидели его даже больше, чем Ариэля Шарона. Ведь он не форсировал Суэцкий канал, не застраивал Самарию, но встречался с Арафатом и, согласно публикациям, был из основных подталкивавших к разрушению Гуш-Катифа - самого загадочного зигзага в израильской политике.

Когда стало известно об этой дружеской встрече, многие поселенцы получили шок. В разгар борьбы, когда Совет поселений призывает к гражданскому неповиновению, а Шарон приравнивает поселенческое руководство к террористической организации ("противники размежевания - подобны КАХу", - сказал он в обращении к нации), сын Шарона и отец поселенчества гуляют на чистом воздухе, как будто нет никакого "размежевания".

Гегемония Совета поселений и так развалилась бы через месяц - в Кфар-Маймоне - но и раскрытие тайной встречи Замбиша с Омри Шароном внесло свой вклад. Десятки тысяч активистов самой крупной гражданской борьбы последнего поколения не могли понять разрыв между бескомпромиссными боевыми лозунгами на трибуне и закулисной дружбой. Приближенные Замбиша объясняли, что для того, чтобы легализировать еще один форпост, можно сотрудничать с "форумом фермы Шикмим", но, к их сожалению, этот старый МАПАЙный подход обанкротился - разрушение Гуш-Катифа было решающим доказательством, что сознание определяет бытие, а не наоборот. Если 40 лет поселенчества канули в Лету в течение недели газетного блица, чем поможет еще один сборный домик в "Бней адам"?

"Все покроет большая любовь", - сказал на этой неделе Замбиш над могилой Ариэля Шарона и напомнил лозунг той провальной борьбы "Есть у нас любовь и она победит". Он стоял там в расстегнутой рубашке и большой вязаной кипе перед вице-президентом США и делегациями 21 стран и озвучил зажигательную речь в защиту поселенчества. И Замбиш сделал выводы из "размежевания" и на этой неделе выяснилось, что и он верит в силу слов, а не только действий. По этой причине он ответил на давление семейства Шаронов выступить на церемонии в Кнессете. При всем уважении к титулу "друг семьи", которым он был представлен ведущим, не из-за этого он был вызван на трибуну ораторов, также как и Шарон не удостоился такого льстивого освещения в СМИ из-за своего чувства юмора и талантов пастуха овец. Как всегда в отношениях между шаронами и замбишами, и на этот раз обе стороны пытались достичь чего-то за счет другой стороны: одни - запоздалое примирение с преданным ими правым лагерем, другие - международную легитимацию. Замбиш и Шарон до последнего мгновения продолжали играть спектакль "Осел Мессии". И как обычно, и на этот раз было не ясно кто мессия, а кто осел.

("Макор ришон" 17.01.2014)


Перевел Моше Борухович
МАОФ