Maof

Sunday
Feb 25th
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 
Барабаны продолжают бить. Сроки войны в связи с наступлением июля перенесены на август-сентябрь, сирийцы снимают заграждения в районе Кунейтры и прокладывают дороги для бронетехники, мы тоже прокладываем дороги и ремонтируем базы на Голанах, замену снаряжения на складах пехотных бригад обещают завершить через месяц, всё на фоне постоянных учений, резервисты уже жалуются на перегрузку. Ольмерт в очередной раз призвал Асада к переговорам, на этот раз в интервью каналу «Аль-Арабия», «Шалом ахшав» развесил в Иерусалиме сирийские флаги, продолжается пропаганда в прессе, подключаются генералы из свежеуволившихся, Эяль Бен-Реувен: «Национальное руководство обязано предоставить армии все требуемые ресурсы, чтобы подготовиться к любому возможному сценарию, и параллельно сделать максимум для предотвращения конфликта на севере. Например, следует проверить возможность болезненных цен, как то дискуссия о статусе Голанских высот».

Прикладной Шопенгауэр: воли нет, поэтому устраивают представления ради мира. Цена не обсуждается, садатовская планка. Первым делом надо сломать концепцию «На Голанах и так тихо, зачем нам мир с Сирией». Перестанет быть тихо - процесс пойдет. Как пошел с Египтом, где тоже было «никогда наше положение не было лучше», пока вдруг не стало хуже. Хитрый друзский вариант в Мадждаль-Шамсе или Букате, более тупой с захватом еврейских поселков либо наблюдательного пункта на Хермоне, более массированный и менее реальный вариант серьезного плацдарма, провокация с резким переходом сразу к главному - ракетным ударам по тылу, без прелюдии в виде скачущих потных пехотинцев, диверсанты, игры из Ливана – в данном случае неважно. Главное – на сирийской границе перестало быть тихо. Для этого нагнетание обстановки и заранее скорбные статьи в газетах «что мы скажем матерям погибших, почему мы не отдали Голаны до войны, ведь всё было понятно и до нее».

Пусть даже коммандос вышибут обратно и разбомбят сирийские КП, ПВО и прочие НПЗ, это процессу не помешает. Ясно, что плохой результат армии показать легче, чем хороший, безудержный оптимизм тут ни к чему. Но процесс пойдет, даже если армия себя покажет хорошо, в отличие от прошлого года. Может, еще и лучше пойдет, «армия опять крута, можно не бояться и отдавать Голаны, такая армия нас защитит и без них, зато будет мир» перспективнее для продажи общественному мнению, чем «нам наваляли, вот мы и отдали». Больше персонажей будет довольно, всем сестрам по серьгам. Понятно, что наиболее реален исход «мы выиграли по очкам» для нас и «непроигрыш равен победе» для них, но это неважно. Всё равно будут неизбежные потери, и всё равно будет слом давней концепции «там и так тихо». Чтобы процесс не пошел, нужен 1967-ой год: головокружительный разгром противника, несмотря на косяки в ходе войны.

И тут мы упираемся в «хотеть». Какой головокружительный разгром может быть в данном случае? Мы на Голанах не хотим ничего, кроме «чтоб было тихо». Что такое «тихо», чем оно отличается от пацифизма и дружбы народов, и как оно сочетается с любовью к силовым вариантам, про это мы уже говорили. Ни Дамаск не хотим захватывать, ни еще какие территории, ни Асада свергать. И никакой генерал этого не хочет. И когда говорят про анонимных генералов генштаба, которые ратуют за переговоры с Сирией, то очень многое показывает на Ашкенази, некоторые об этом вообще прямо заявляют. В 1967-ом правительство хотело, чтоб было тихо, а генералы говорили в лицо премьеру «Мы заслужили узнать, почему мы терпим этот позор?», требовали приказа наступать и фантазировали о военном перевороте. И когда предохранитель сняли, оно выстрелило так, как правительство не ожидало и не мечтало. Потому и не знало, что с этим всем делать, но это уже отдельный разговор. А сейчас: «проверить возможность болезненных цен». Превентивный удар не существует даже в теории, угроза ведь не физическому существованию государства, как тогда. Да, мы ничего не хотим захватывать потому, что уже столько раз много чего захватывали, и потом бегали с этим, как с чемоданом без ручки, но сейчас речь не о причинах, а о следствиях.

Шопенгауэр перекрыт с лихвой: для слома концепции достаточно даже не войны, а угрозы войны. Причем основное нагнетание идет из Иерусалима, не из Дамаска. Асад, конечно, хочет выжать из изменившейся с прошлого лета обстановки, что может. Воспрянувшие надежды, бряцание причиндалами, понятно. Тем более, что его и сам процесс устроит, не обязательно сразу результат. С кем ведутся перспективные переговоры, тот уже вроде и не ось зла, максимум полуось. К тому же сирийцам, со своим особым взглядом на то, зачем нужны СМИ в государстве, сложно понять, что постоянные репортажи с учений и трансляция речей НГШ «армия или воюет, или готовится к войне» это не пугание супостата, а освещение происходящего, плюс капание на мозги своему собственному населению, из которого немалая часть и так вполне за отдачу. Мания-депрессия, израильский фасон – накал отступления идет через накал милитаризма. Супостат видит: пугают. Значит, нож в зубы, а мирные призывы это просто сионистская хитрость. А их нож в зубы это опять же усиление эффекта, мол, не зря мы опасаемся, и так по кругу.

Есть, конечно, и реальный аспект, виртуал победил еще не полностью. Переход сирийцев от ножа в зубах к реальному нападению упирается в опасения сирийской верхушки получить шибко сильно по башке в ответ. Со всеми нашими проблемами, долбануть мы всё равно можем неслабо, а жизнь у Асада одна, и алавитам лучше слишком лодку не раскачивать, мало ли, еще в реку сронят. Плюс американцы к ним тоже любовью не горят. Как только эти опасения снизятся до достаточной точки, вероятность войны резко подпрыгнет. Если пропаганды «давайте мириться, пока не заговорила тяжелая артиллерия» не хватит. Хотя в общем и целом и Асад войны не хочет, а хочет стабильности, как при папе.

Да, так зачем же надо «сделать максимум для предотвращения конфликта», и откуда у премьер-министров желание наперегонки отдать Голаны? За нобелевскую премию мира? Нет. За «чтоб было тихо». Глобализация, кредитный рейтинг, биржа, хай-тек, Уоррен Баффет. Нобелевская премия это просто вишенка сверху. А писать на танках «За Родину, за Баффета!» еще не придумали.

И это не «нас предали», как любили кричать наполеоновские гвардейцы, когда им давали по киверу. Никакого заговора компрадорской шайки за спиной обманутого народа. Это народ хочет, чтоб было тихо, и многие готовы ради этого на уступки. Не все, но очень многие. И ничего плохого в желании «тихо» нет, сидение под своим виноградником и своей смоковницей приветствовалось, когда хай-тек еще занимался апгрейдом бронзовых топоров до железных. И чтобы что-то получить, обычно надо что-то отдать, тоже ничего плохого. Одна только проблема - тихо здесь всё равно не будет.

"Живой журнал" david-2