Maof

Friday
Nov 17th
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 
Согласно пугающей информации, опубликованной Ариэлем Кахана, премьер-министр попал в двойную палестинскую ловушку: он согласился на переговоры о границах на первом этапе и фактически готов вести эти переговоры при американском посредничестве, а не напрямую с палестинцами. Смысл этой формулы – все в обмен на ничего – полная противоположность тому, как думал и действовал Нетаниягу в его предыдущую каденцию, что выражалось его известной фразой: "дадут – получат, не дадут – не получат".

До Бар-Иланской речи Нетаниягу противился палестинскому государству не потому, что он сторонник целостной Эрец Исраэль. Про него нельзя так сказать, он никогда таким не был. Он всегда был за какую-то разновидность раздела территории между Израилем и некой палестинской автономией (не полностью независимой). Он на самом деле и искренне не хочет консервации существующего положения навечно и стремится прийти к согласованной формуле раздела. Вам это может нравиться или не нравиться, но это позиция большинства политиков в Израиле слева и справа. Но нерешенный вопрос заключается в том, каковы будут границы раздела, в чем смысл неполной независимости.

Нетаниягу много раз объяснял, в том числе в Бар-Иланской речи, почему он согласен на палестинскую автономию, или некое образование, или самостоятельное правление, но не хочет соглашаться на государство. Потому что слово "государство" сильнее всех обусловленностей, которые ограничивают его. У государства есть право содержать армию, и заключать союзы, и импортировать оружие в неограниченных количествах, и у государства есть воздушное пространство и территория, по отношению которой ни у кого нет права вмешиваться в то, что там происходит. Поэтому даже если "палестинцы" согласятся, что их государство будет отличаться от других государств, например, в том, что у него не будет тяжелого оружия и при определенных условиях у Израиля будет право вмешательства на их территории, следствие будет, что государство возникнет, а соглашение не будет выполняться. Так объяснял Нетаниягу на протяжении лет – логично и с большой внутренней убежденностью. Есть нечто похожее в Галахе. Тот, кто женится на женщине при согласованном условии, что освобожден от какой-нибудь из базовых обязанностей по отношению к жене, даже если жена согласилась на это, то Галаха – женитьба действительна, а условие не действительно.

Ольмерт и Ципи Ливни, как и Обама и Клинтон, не приняли это его мнение. Слово – это только слово, - верят они, - то, что определяет, это соглашение, а не словарь. По их методу, если это то, что будет согласовано, то может быть государство, которое примет на себя ограничения своего суверенитета.

Не получил гарантий, которые просил

В речи в Бар-Илане Нетаниягу сделал первый шаг по скользкому пути вниз, но пока он только сказал: давайте подискутируем, кто прав. Если вы так упрямитесь на слове "государство", я готов отказаться от того, изначально получу американские гарантии того, что это государство будет демилитаризованным и палестинцы объявят о праве еврейского народа на свое государство. Это был очень опасный шаг, но все еще можно видеть в нем только проверку, кто прав. Если дадите мне гарантии, я продолжу к следующему шагу, если не дадите мне гарантии, то доказано, что прав я, а не вы.

Сейчас пришла действительность и доказала ему, что он был прав, но как в скетче о грузовике или двух мотоциклах ("гашашим"). Выяснилось, что в самом деле, в точности, как Нетаниягу утверждал, слово "государство" сильнее обусловленностей. Он не получил гарантий, потому что никто не может дать такие гарантии, но он уже находится в разгаре второго шага. Мы уже почти между фар и это грузовик. И все еще можно было не соскальзывать на этот скользкий путь, если бы следующий шаг базировался на формуле: "дадут – получат". Например, мы согласились на государство, теперь ваша очередь согласиться, что оно будет демилитаризованным. Если согласитесь, пойдем дальше, не согласитесь – отменяется и наше согласие. После того, как мы согласимся войти в переговоры о границах, если вы согласитесь, что то, что вне ваших границ, принадлежит еврейскому народу и это конец конфликта. Согласитесь – начнем переговоры, не согласитесь – нет сдвига.

Но, по крайней мере, по американским источникам, это не то, что происходит. В точности, как Нетаниягу предвидел, слово "государство" смыло все дамбы, как паводок в Негеве. Сейчас говорят о границах без какого-то требования к "палестинцам". И если придем к соглашению о границах "палестинского государства", значит, оно уже возникло, не будучи демилитаризованным, без признания права еврейского народа и без окончания конфликта. Получат и не дадут.

Кому верить?

И это еще не все. Йоси Бейлин обычно говорит, что соглашение о границах – это. В сущности, определение согласия двух сторон, что мы отказываемся от территории, которую они получили, а они отказываются от территории, которую не получили. Даже если мы примем эту искривленную логику, видно, уже найден путь обойти и ее. Палестинцы хотят, чтобы переговоры о границах велись между Израилем и США, а не напрямик с ними. Смысл этого – что даже по бейлиновской логике. Мы дадим нашу часть, а палестинцы не дадут ничего. Мы придем к карте, приемлемой для США, и тогда придут палестинцы и скажут, что они не согласны. И что случится? Это не вернет нас к начальной точке, а потребует от нас продолжать от точки, о которой уже достигнуто соглашение, - к дополнительным отступлениям. Падение.

Может быть, у правительства Нетаниягу будет достаточно силы, чтобы остановить этот процесс на этапе теории. В отличие от левых, приверженных теориям и оторванных от действительности, Нетаниягу понимает, что если отступление будет проведено и возникнет недемилитаризованное палестинское государство, раньше или позже полетят "касамы" на Петах-Тикву, "грады" на Тель-Авив, пассажирские самолеты будут сбиваться по пути в аэропорт Бен-Гуриона. Может быть, он протащится всего еще два этапа "получат и получат и не дадут ничего". Но то, что дадим арабам даже только на бумаге, нельзя будет вернуть, и следующее правительство после Нетаниягу потащится дальше по скользкому спуску до пропасти.

Пока эта информация поступила к нам только из американских источников, в то время, как Нетаниягу и его представители решительно отрицают. Кому верить? Я верю американским источникам, но рад, что Нетаниягу решительно опровергает. Как у слова "государство", и у отрицания есть своя сила, и если вопрос будет задаваться вновь и вновь и опровержение повторяться вновь и вновь, может быть, опровержение превратится в действительность. Вопрос заключается в том, найдутся ли в правительстве и коалиции достаточное количество человек, которые с упрямством и подозрительностью будут спрашивать, не уступая, не веря и не отчаиваясь.

("Макор ришон" 29.01.10)


Перевел Яков Халфин
МАОФ

См.также
Тайные договоренности Нетаниягу: депортация 80 тысяч поселенцев, палестинская столица в Иерусалиме